Дружба трех из Древних

Материал из Знания Мирачар
Перейти к: навигация, поиск

Bezumnoe-chaepitie.jpg

Разбуженный не игрой света утренних звёзд, но смутным предчувствием, окул Милансар направлялся на обычную прогулку. Как назло, именно сегодня он не смог запомнить свой сон, но его что-то сильно тяготило в нём. Не пройдя и половины пути, он уселся на одну из веток Древа, не в силах больше терпеть душевные терзания.
Между листвой виднелась бескрайняя умиротворяющая морская гладь. Тихий шелест будто нашёптывал сказания о самом прекрасном из миров – их мире, а звёзды ласково сияли высоко над головой, путаясь в кроне Древа. Только едва взволнованные завитки эфира вносили раздор в абсолютное затишье.
"Будет ли так всегда?" – вдруг задался вопросом окул. "Вечен ли блеск этих светил? Вечно ли тепло от согретой пламенем великого демиурга коры Древа? Что же будет с нами…" – думал он. Но даже всей его мудрости не хватало, чтобы избавится от блаженного флёра, и представить иную ситуацию.
Желая прояснить свои мысли, он попытался вспомнить какое-нибудь подходящее заклинание, но ничего не получалось. Тогда, дабы успокоится и привести себя в порядок, решил он немного помедитировать. Устроившись поудобнее и закрыв глаза, стал он повторять самую могущественную мантру жизни...
И вдруг им осозналось нечто страшное! Не в силах совладать с нахлынувшими чувствами в одиночку, Милансар побрёл к своему давнему другу. И в таком смятении пришёл он к пальпию Экатриту, что тот не сразу узнал его, приняв за очередного посетителя его невероятно огромного музея всевозможных вещей. Так сильно переживал неясность в душе окул, что его другу пришлось срочно послать за хранителем легендарной библиотеки трилидов Декхой, знающем о мире и существах живущих в нём, если не всё, то большую часть.
После осмотра Милансара, старый трилид, не найдя серьёзных причин для беспокойства, посоветовал выпить общеукрепляющий отвар и выбраться поближе к природе. Буквально силой им пришлось вытаскивать друга на пикник. Хорошо было вновь сидеть на воздухе, подальше от любопытных глаз и ушей. Так, за чашечкой ароматного травяного настоя им удалось понемногу разговорить Милансара, и теперь окул отчётливо помнил каждую деталь сна, но боялся рассказывать то, что открылось ему. Всего же больше он боялся непонимания со стороны самых близких ему, потому как видение его было безумным. Но щемящая грусть при взгляде на великолепные пейзажи и улыбающиеся лица беззаботно беседующих друзей не давали ему покоя. Если он видит их в последний раз, то лучше бы им узнать все...

Bezumnoe-chaepitie-2.jpg

И он рассказал друзьям, что чувствует беду, и что неизбежный крах, который они не в силах остановить, вскоре настигнет всё сущее. Слова его были пугающи, но убедительны. По порядку он начал описывать вопиющий поступок имаго и распри братьев-демиургов, всепоглощающий хаос и слёзы прекрасной Адэш. "Мир изменится, и никому из ныне живущих не будет места в нём" – таков был вердикт мудрейшего окула.
"Не было ранее причин не доверять его мнению, значит, и сейчас нет" – порешили Экатрит и Декха и стали размышлять, как можно сохранить самое дорогое, что есть у них – дружбу.
Конечно, каждый хотел оставить при себе и материальные блага: никак не желал расставаться со своими богатствами зажиточный пальпий, и со своими многочисленными книгами и свитками – трилид.
Но они не могли остановить грядущую катастрофу, потому главным стало выйти за её рамки. Тогда совместными усилиями они сотворили сильнейшую магию, вложив в неё все свои чаяния, навеки привязав свои души к родным местам...

Старый мир действительно был разрушен и никто не мог уцелеть в яростном и разрушительном хаосе, но сплетенная воедино магия трех друзей была сильна, и сработала... хотя и имела некоторые побочные эффекты. Увы, они не помнили ничего, из происходившего с ними в прежней жизни, и даже позабыли свои имена, но при этом продолжали подсознательно тянуться к любимым делам. Теперь все мы знаем из как мудрейшего Кюлга, хитрого Духа Пламени и хранителя академических знаний Йе-Гэ, к настоящему времени ценой титанических усилий восстановивших часть своих знаний и готовых поведать их новым поколениям.