Категория:Истории

Материал из Знания Мирачар
Перейти к: навигация, поиск

Моменты

Дополнительные материалы, собранные из сказок, легенд, хроник и баллад. В основном небольшие истории, не имеющие прямого отношения к развитию гибота, но тоже небезынтересные.

Как на гиботе Нямччи появились

Поссорились как-то однажды Наука с Магией. Магия, заглянув в высокотехнологичный Шрум и не заметив там ни одной нямочки, укорила Науку - как же так, неужели не можешь ты создать маленьких жителей как мы с Творчеством, чтобы оживить улицы своего мира?
Обиделся Наука, но не ответил ничего Магии. А в душе твёрдо вознамерился не простых существ создать, а особенных, чтобы все расы чаров восхищались ими. Магии же он доступ к поселению своему запретил и выгнал её вон. Покачала Магия головой и ушла к себе в пламенный Радикс.
Долгие месяцы провел Наука в своей лаборатории, и вскоре на прилавках в городе его появились необыкновенные создания - миниатюрные компьютеры различных цветов и форм. Но не оценили жители гибота изобретение Науки, ведь были те существа неподвижны, словно каменные.
Огорчился Наука, но как ни бился - ничего сделать не смог, не сумел вдохнуть жизнь в свои творения.
Заметила это Магия. Однажды ночью появилась она в городе у прилавка с творениями Науки и неслышно подула на их цветные ободки. Тотчас заискрились экранчики, и появились на них крошечные фигурки, которые бегали, прыгали и разговаривали в точности как живые.
Пришёл Наука на следующий день к Магии с примирением.
- Не прав я был, сестра, - вздохнула стихия, - даже самому великому изобретению иногда нужна капелька волшебства. Благодарю тебя за помощь твою.
Магия в ответ махнула рукой и подозвала Науку к окну. Вокруг прилавка с творениями стихий стоял оживлённый гомон. Чары пришли в восторг от крошечных существ, и назвать их решили Нямччи. "Ням" - от "нямочка", ну а окончание очень уж понравилось Науке.

О чудесах

Однажды ночью, сидя у костра, заспорили чары о том, что такое чудо. Каждый из них считал по-разному. Тасу-шаман говорил, что чудо - это созвездия на небе и силуэты в пламени костра. Художник-аквариус, говоря о чудесах, указывал на рассветное небо и капельки росы. Маленькая мурмявочка принесла букет ярких цветов и, рассказывая о чуде, указала на полёт легкокрылых альвео. иллюзавр поведал свои догадки о чудесах мысли и мудрости, тролл настаивал на чуде творчества и фантазии, а ид совсем отрицали его существование. Закипел над поляной жаркий спор. Каждый доказывал свою истину:
- Разве не чудесны эти цветы, вырастающие под солнцем Радикса? Они такие яркие и светлые. Мир ведь не может жить без красок, растения - это чудо! - слышался тонкий голосок мурмявочки, тут же прерываемый могучим статным троллом:
- Что за глупости! Цветы! Да кто на них взглянет, когда рядом есть величественные башни городов! Архитектура и порядок - это чудо!
Но тут же был перебит аквариусом, державшем на ладони лист с не высохшими ещё дождинками:
- Посмотрите, как блестит и сверкает в капельках радуга, как искрятся струи ручьёв и водопадов! Сколько в них оттенков, как смело они поют свою вечную песнь! Вода - это чудо!
Вступали в спор и иллюзавр с тасу:
- Прекратите! Небесная сила, властная над нашими судьбами - единственно возможное чудо гибота!
- Позвольте не согласиться с вами... Я считаю, что настоящее чудо - в великих кладезях мудрости, древних книгах и магических заклинаниях...
А с другого конца поляны доносился громкий хохот группки ид:
- Неужели вы не понимаете? Чудес на свете не бывает! Это всё детские глупости! - доказывали они.
Узрели стихии эту картину с небес и рассердились. Было безгранично их горе - ведь столько сил было положено на искоренение ссор и войн, и всё зря, раз чары способны возненавидеть друг друга из-за одного спора. Повисла над поляной гнетущая тишина, но прежде, чем успели чары возобновить спор, разнеслось над ночной долиной прекрасное пение.
То три стихии слились впервые в одну, став чистым, белоснежным созданием Веры. И запели они, и было их пение похоже не то на отчаянный зов, не то на горькие слёзы... И замерли чары на поляне, боясь пошевелиться, проникаясь этой печальной песней и возводя взор к звёздам.
Раздался растерянный и печальный голосок мурмявочки:
- Там кто-то плачет... Надо ему помочь.
Подошёл к ней иллюзавр, и, обвив малышку хвостом, тихо произнёс:
- Это плачут стихии. Боги рассердились на нас за наши ссоры. Мы не должны больше спорить.
Вдруг посветлело небо, и прямо над ночной поляной раскинулась радуга.
- Боги больше не плачут, - улыбнулась мурмявочка. - Просто чудо, оно такое... Оно у каждого своё.

Однажды на лугу

Пряный и вместе с тем упоительно нежный аромат цветов витает в воздухе, наполненном щебетанием птиц и тихим стрекотанием каких-то насекомых. Ветер колышет океан трав, кружит в танце случайный листок. А на фоне задумчиво шумит о чём-то своём древний лес...
- Брат!
Кончик пушистого белого хвоста едва возвышается над лугом. Его обладательница, непонятно как ориентирующаяся в этом высокотравье, с разбегу перепрыгивает через мечтательно смотрящего в небо Науку. Тот только улыбается, одной рукой отмахиваясь от целого хоровода пушинок, сбитых сестрой с одуванчиков. А Вера продолжает кружить по полю, с весёлым смехом гоняясь за лёгкокрылыми пёстрыми бабочками.
Творчество, выглянув из-за мольберта, тихо и мелодично смеётся при виде сестры. Этот похожий на перезвон колокольчиков смех вызывает улыбку у Магии, свернувшейся клубком на тёплом плоском камне неподалёку. Ведь хоть и ссоры у стихий встречаются, и склоки, а всё-таки они семья.
- Ребята, только поглядите!
На этот раз голову поднимают все трое. Вера стоит посреди зарослей миниатюрных красных цветов, напоминающий васильки. Заинтересовашись, Наука откладывает так и не дочитанную книгу и направляется к сестре. После секундного раздумья к ним присоединяется и Творчество, который одним взмахов стряхивает с крыльев запачкавшую их зелёную краску.
- Что это за цветы, Вера?
- Не знаю. Они сами появились...
Наука склоняется к земле, разглядывая невиданные цветы. Второй брат, с хитринкой взглянув на Веру - мол, догадываемся, как они "сами" - взмахивает над растущим рядом кустарником крылом, рассыпая яркие искры. Тотчас кусты усыпают белоснежные с оранжевыми прожилками бутоны. В ответ Вера, подмигнув Творчеству, проводит лапой над хвостом ничего не заметившего Науки. Моментально выросшие из земли лианы, пестрящие красно-жёлто-синими цветами, обвивают хвост учёного.
Примерно минуты через две Наука таки замечает сию подозрительную растительность. От его пристального взгляда не укрываются улыбки брата и сестры, и он смеряет родственников укоряющим взглядом. Вернее, не только укоряющим - незаметно дерево за спинами Творчества и Веры само собой зацветает, осыпая их целым дождём из сиреневых лепестков. Причём очень липких, словно обмазанных мёдом.
Магия, которая пять минут наслаждалась забавным зрелищем, наконец решает помочь остальным стихиям. Но, как и следовало ожидать, весьма своеобразным образом. Если Науке она помогает выпутаться просто так, то над Верой и Творчеством образовывается пушистая серая тучка, тут же образовавшая лёгкий летний дождик.
Последующий десяток минут превращается в настоящую цветочную баталию - причём мокрые и потрёпанные, но довольные Вера с Творчеством всё же исхитряются победить Науку и Магию, в кои-то веки выступивших на одной стороне. Учёного эта парочка заманивает в небольшое болото у окраины луга - ведь всем известно, что не растут подсолнухи на болотах. А там они росли! Недаром позднее этот цветок назовут "ловушкой путников". А что же Магия? А Маги и думать забыла про что-либо, когда прекрасно знающий сестру Творчество сотворил кристаллический цветок. И приходится научно-магической команде поднимать белый флаг.
Так что, повеселилась четвёрка на славу. Магия с Наукой так ни разу и не поссорились, а Творчество нарисовал три чудесных пейзажа. Вера... А Вере и так лучше некуда - близкие счастливы, значит и ей нечего желать.

Сказка об Озере Правды

И был прекрасен аквариус Дали, и все им восхищались. Но был он горд, честолюбив. Видел он себя выше всех других и сильнее. Окружённый хвалой, терпеть он не мог, когда скажет иной, что красота его разум затмила. Кричал он на таких, прогонял.
Однажды друг сказал Дали: "Так иди же в Гургес к Правдивому Озеру, что отражает лишь сущность, и докажи свою правоту!"
И послушался аквариус, поплыл он в водный город.
-Эй, ты, - кричит Дали, - где Озеро Правды?!
- Негоже так спрашивать, - отвечает житель и уходит.
Час прошёл. И снова кричит Дали: "Эй, прохожий, отвечай скорей! Где Озеро Правды? Живо!"
- Грубо так говорить!
Прошёл и ещё час. Вновь аквариус восклицает тот же вопрос. И ответ так же прежний.
Аквариус оскорбился. Больше никого не спрашивая, бродит он по Гургесу несколько дней, но вот нашёл Правдивое Озеро. Что же в нём он видит? Страшное существо с клыками, с мерзкой ухмылкой. Ужасается Дали.
- Кто ты?
- Твоя истинная сущность. Что ты хотел видеть? Неужто то же, что видишь в зеркале?
Страшно стало аквариусу, и всё перемешалось в голове у него, и потерял он сознание.
Очнулся же он у себя дома. Стоял рядом друг его. Тот самый, что посоветовал ему идти к озеру.
Дали стал укорять его. Давал понять, что только он виноват во всём.
- А сюда тебя принесли случайные прохожие. Сомневаюсь, что ты так поступил бы! - ответил раздосадованный друг и вышел.
Задумался аквариус. Понял, что плохо он обращался с окружающими, твёрдо решил исправиться.
Как думаете, смог ли? Да. Взял он себя в руки, оскорбляя кого-то, извинялся, помогал нуждающимся. Стал он добрым и внимательным, никто впредь и не заикался, что он злой. Так-то, милые детки, если твёрдо решишь исправиться, всё обязательно получится!

Создание минипоней

Однажды, прогуливаясь по закоулкам Радикса, Фантазия увидела странное гнездо. От обыкновенных птичьих яйца в нем отличались не только размерами, но и странной, серо-коричневой окраской. Подойдя поближе, она смогла разглядеть внутри противную слизь, и ничего больше. Отпрянув, Фантазия поспешила вернуться и сообщить об увиденном – ведь кто-то же вылупится из этих яиц на свет, да возможно, и в скором времени.
Вскоре, поигрывая своим бирюзовым хвостом с нямочками радикса, она добралась до дома.
- Творчество! Где же ты? – воззвала она торжественно родственника своего.
- Что тебе надобно, сестра? – словно из ниоткуда появилась за плечом ее птица.
- Творчество, мне нужна твоя помощь. Только что на окраинах увидела я, как недоброе существо поселилось у нас, и гнездо свое соорудило и поныне там потомство выводит. - Ну и что же ты от меня хочешь? Уж не думаешь ли ты, что я возьмусь убивать какое бы то ни было существо!?
- Но ты же умеешь рисовать! Петь! Летать! Придумай что-либо, но избавь нас от этих серых яиц! – и взмахнула крыльями Фантазия, и взмыла к небосклону.
Призадумался Творчество, опечалился. Быстро иль медленно, но пришла идея в голову к Творчеству. Радостно петляя по улочкам знойного города, он собирал все те краски, которые только у него имелись, все те кисточки, что только не истощили уже волос свой, все те карандаши, чей грифель длиной был хотя бы в сантиметр. И вот, он прибыл.
Гнездо с яйцами и впрямь было ужасающим зрелищем; теперь ещё к нему присоединилась ужасная вонь. Кое-как прикрывая крылом клюв, птичка принялась чистить яйца, а когда они все засверкали своей серо-бурой чистотой, принялся за рисование. Умело водя кистями влево и вправо, четко проводя границы карандашом, в несколько слоев накладывая краску, чтобы перебить ужасный природный «окрас», он очень долго возился с гнездом, но, наконец, закончил. Оглядев свое детище, Творчество не смог оставить их здесь, бросить на произвол судьбы. На том и решил, что заберет их к себе.
Через несколько дней к Творчеству пришла Фантазия, дабы спросить, справилась ли тот с её просьбой.
- Дорогая сестра, справился, – улыбнулась птица и открыла небольшую завесу, а там…
Там на месте яиц красовались двадцать пять маленьких поняш, которые преобладали теми красками и цветами, в которые были раскрашены их яйца. Фантазия улыбнулась.
- Я всегда знала, что ты – тот, кто всегда может вдохнуть жизнь в самое неживое на нашей планете.

Подкатегории

Эта категория содержит только следующую подкатегорию.