Легенда о Пальпие, который хотел стать Демиургом

Материал из Знания Мирачар
Перейти к: навигация, поиск

Palpij-dem.png

Давным-давно произошла эта история, еще во времена, когда Древние Расы жили в мире и согласии. Каждая раса почитала Демиурга своей стихии, ибо создавала Адэш расы по образу и подобию братьев-Богов. И был этот мир прекрасен и гармоничен, и для каждой стихии нашлось в нем место.
Шли века, Древние Расы развивали науки, ремесла и искусства, все совершеннее становились их знания. Жизнь их была долгой, очень долгой, и проходили они тринадцать ступеней развития от Споры до Имаго – Мудрейших. Немногим Древним удалось достичь этого уровня, ведь для этого надо было прожить не только долгую жизнь, но и обладать уникальными способностями и колоссальными знаниями. Но в древних свитках говорится, что сила Имаго была столь велика, что они умели даже путешествовать между мирами.

В те времена одним из самых сильных Имаго был пальпий Абхимани. Но мало кто знал, что двигало им не стремление к знаниям или мудрости, а желание быть равным Богам. Много лет назад, еще, будучи личинкой, Абхимани изучал старинные манускрипты в знаменитой Библиотеке Пламени. Тогда-то он впервые наткнулся на пророчество безумного Трилида, в котором говорилось, что тот, кто сможет перешагнуть ступень Имаго, станет пятым Демиургом, и это тайная, четырнадцатая ступень развития Древних. С тех пор эта навязчивая идея завладела Абхимани, и он поклялся, что будет Демиургом, чего бы ему это ни стоило, и Прекрасная Богиня Адэш отдаст свое сердце и любовь ему.
Он продолжал свои исследования и, наконец, понял, что путь к этому только один – возродить к жизни силы Первородного Хаоса. Ведь в то время существовало лишь четыре стихии, и нечем было бы подпитываться пятому Демиургу. Однако ничто уже не могло остановить Абхимани на пути к власти и могуществу. «Как же возродить к жизни столько великую силу?» - размышлял он, меряя шагами свою лабораторию. Но не зря безумный Абхимани стал одним из Мудрейших, и была ему ведома тайна сотворения Древа и всего Мира четырех стихий. «Если наш Мир – это порядок, гармония стихий, выходит, чтобы возродился Хаос, достаточно эту гармонию разрушить!» - вскричал однажды пальпий. И придумал Абхимани страшный план, столь опасный, что он мог привести к гибели Древа Жизни и всех его обитателей.
Сначала Абхимани вырастил огромный прекрасный кристалл, чистый, как слеза, и установил его на крыше своей обсерватории. Пользуясь своим влиянием и хитростью, он исподтишка начал разжигать вражду между Расами. Мелкие конфликты переросли в настоящие войны Древних, повсюду вспыхивали силы четырех стихий, время от времени сталкивались, и от их столкновений возрождалась мана Хаоса, наполняя кристалл Абхимани бушующей энергией. Приостановилось развитие искусств, и все враждебнее расы относились друг к другу, и больше не было между ними мира и согласия. А черное пламенное сердце Абхимани трепетало от предвкушения воплощения его замысла. И каждый миг вражды рас приближал безумца к цели…

Тот страшный день навсегда запомнился Древним, и вошел в историю как День Великой Скорби. Над кроной Древа сгущались мрачные тучи, и воздух был пронизан каким-то странным тяжелым ожиданием. Одинокие прохожие с опаской косились на мрачное небо и стремились поскорее скрыться в своих домах. Лишь Имаго неподвижно стоял в центре огромной площади и не сводил взгляд с кристалла на крыше высокой башни. Кристалл был полностью черно-фиолетовым, и какой-то пугающей силой веяло от него... Абхимани воздел щупальца к небу и начал произносить слова магических заклинаний, призванных перенести в него энергию, скопившуюся в кристалле. Всполохи ярких молний замелькали в небе, содрогнулось до самых корней Древо Жизни, и обратили Демиурги и Прекрасная Адэш взоры на творение рук своих. Увидев ту неистовую Силу, что готова была возродиться, Братья призвали силы стихий, чтобы остановить творящееся безумие. Ветер, поднятый Бханваром, окружил площадь невидимым щитом. Поток воды, призванный Сагаром, цепью опоясал Абхимани. Чистое пламя, порожденное Джалтихуном, уничтожило энергетическую связь между Имаго и кристаллом. Метеорит же, посланный Антрикшем, расколол Кристалл Хаоса на тысячи осколков, и прогремел страшный взрыв. Остатки кристалла разлетелись по всему Древу, и один осколок насквозь пронзил Абхимани.
Четыре Демиурга склонились к умирающему Имаго, желая облегчить его мучения. «Мне не нужны ни ваша жалость, ни ваша помощь!», – вскричал гордец. «Я мог бы стать сильнейшим из Демиургов, единственным, достойным любви Прекрасной Адэш, ибо лишь один может быть в ее сердце! Наслаждайтесь же пока своим триумфом, но Хаос все равно сильнее вас всех!» - и с этими словами безумный Абхимани закрыл глаза, и сердце его остановилось. В скорбном молчании взирали Боги на то, что сотворил Имаго. Много домов разрушил тот страшный взрыв, многие пальпии, трилиды, окулы и дельфи тогда погибли, и даже часть Древа казалась ссохшейся и мертвой. И впервые после долгой вражды Древние Расы вновь объединились, чтобы помочь друг другу. Печаль Прекрасной Адэш была велика, и вновь восстановила Она существующий порядок стихий и вдохнула жизнь в умершую часть Древа. Но не знала Она самого страшного… Последние слова Абхимани зародили в душах Братьев-Демиургов окончательную уверенность: сердце Адэш должно принадлежать лишь одному из них…