2014. Сказка 113 (18.01 - 24.01) "На златогривом скакуне"

Материал из Знания Мирачар
Перейти к: навигация, поиск

На златогривом скакуне

На златогривом скакуне Автор
Автор - AnGeL_InA
Автор - FaustReisenFleisch
Каждый из нас мечтает о чем-то. Кто-то предпочитает мечтать тихо, никому не говоря и не раскрывая своей мечты, делая из неё глобальную тайну. Кто-то же наоборот кричит о своей мечте на каждом шагу, вставляя слово о ней по поводу и без.

Ид Эванс относился к тем мечтателям-тихоням, которые не слишком распространяются по поводу своих грез, мечтаний. А ведь ему было что сказать, было чем поделиться.
Мечта Эванса, пожалуй, была весьма редкой. Ид мечтал о том, чтобы промчаться по Миручар на лошади - златогривой и изящной лошадке.
И ведь ходила легенда о том, что живет в лесах Люминэра такая - златогривая, тонконогая и быстрая, как ветер кобылка. Легенда говорила, что кто на той лошади проедется - счастье неземное почувствует и вкус свободы испробует.
Да и год ведь был лошади! Именно поэтому Эванс решил, что именно в этом году, именно в этот день он отправиться искать златогривую лошадку, ведь в этот год ему просто обязана посопутствовать удача!
Но его приключению, судя по всему, не суждено было состояться.
Все началось с одного очень необычного случая...

EveningWhisper
Автор - AnGeL_InA
Утром того дня, когда Эванс собирался отправиться на поиски лошадки в Люминэрский лес, он сперва по своему обыкновению зашёл в Продукты Питания, чтобы позавтракать. Не устраивать же поход на пустой желудок, верно? Эванс заказал тарелку пюре с ароматной жареной рыбкой, один фаршированный блупер, фруктовый салат и два стакана лиманасового сока. Посмотрев на свой поднос, он невольно подумал, что это многовато для завтрака, но напомнил себе о предстоящем походе, поставил еду на свободный столик и уселся поудобнее, начав непривычно обильную трапезу. В прозрачном воздухе пахло студёными морозами, которые крепчали день ото дня, и горячая еда приятно прогревала нутро. Утро ещё отвоёвывало право на существование у ночи, но Радикс уже жил полной жизнью, окна в домах полыхали в полумраке уютными огоньками, по улице сновали весёлые, смеющиеся чары в тёплых шарфах, шапках... Ид улыбнулся - он вдруг представил, как будет скакать на сказочной кобылке над Миромчар, как будет смотреть сверху на этот небольшой городок, такой живой и смеющийся. Интересно, каким Мирчар будет сверху? Как он будет выглядеть? Покажется ли он Эвансу маленьким, затерявшимся на просторах огромного океана деревцем? Или напротив, вспыхнет всей своей красой и волшебством?

Задумавшись, ид машинально дожевал последний кусочек блупера, взял второй стакан лиманасового сока, поднёс к губам, чтобы отпить и уже собирался это сделать, как вдруг его носа вместо привычного лиманасового аромата коснулся резкий странный запах. Ид нехотя перенёсся из грёз в реальность и посмотрел на странно пахнущее содержимое стакана.
"Сок как сок. Что ж он так пахнет? Испортился? Но нет, испорченные лиманасы пахнут совсем иначе."
Эванс поднёс стакан ближе к глазам, повертел, а потом посмотрел на просвет. В попавших в стакан сока лучах сердца Радикса заплясали золотистые песчинки и крошечные, совсем крошечные полупрозрачные звёздочки.
Ид с недоумением поставил стакан на стол.
- Что-то не так? - спросил вдруг кто-то.

Si_Luetta
Автор - AnGeL_InA
Эванс резко подскочил от неожиданности. Он посмотрел по сторонам. Это была каракойш Арсоньетта.

- Да... А что у меня в этом соке? - спросил её Эванс.
Арсоньетта внимательно посмотрела жидкость в стакане. Потом чуть удивилась.
- Что это? - вновь спросил её Эванс.
Арсоньетта как будто очнулась ото сна.
- Это очень редкий экземпляр такого снадобья, которое может помочь тебе выполнить любую твою мечту. Надо только его выпить, и оно будет тебя направлять, давать советы и даст возможность выполнить невозможное. Я о таком давно мечтала, - сказала она.
- Но почему оно появилось именно у меня в стакане? - не мог угомониться Эванс.
- Знаешь, снадобье само выбирает , кому явиться, а кому лучше не являться. И дело в этих звёздах, которых тут полно. Это ведь именно они дают сок, который превращает обычный сок в редчайшее снадобье. А явилось оно именно к тебе потому, что мечта у тебя добрая. Приятного аппетита, - пожелала каракойш и пошла работать дальше, оставив Эванса наедине со своими мыслями.
"Если Арсоньетта сказала правду, то это снадобье поможет мне исполнить мою самую заветную мечту. Если же нет..." - думал ид, иногда посматривая на непонятный напиток.

AnGeL_InA
Автор - AnGeL_InA
- Пить или не пить - вот в чём вопрос! - рассуждал уже вслух, но не мешая другим, Эванс. - Конечно, пить! Ведь у меня есть мечта, к тому же добрая! Или не пить? Возможно, и пить не стоит, тогда...

Чар настолько увлёкся своими мыслями, настолько замечтался и залюбовался волшебными переливами микроскопических звёздочек в стакане с соком, что не заметил торопящегося куда-то иллюзавра, который крылом нечаянно задел его. Лапа ид дрогнула, стакан не удержался и звонко упал на пол, разлетевшись на несколько больших осколков, а волшебная жидкость уже сияла на плитке необыкновенно-ярким светом.
- Простите пожалуйста, я не хотел! - поспешил извиниться чар.
- Ничего, всё в порядке, - со вздохом протянул Эванс и добавил уже с улыбкой, - к счастью.
В этот же момент в зале появилась Арсоньетта уже с подносом для разбитого стакана и тряпкой для сока. Чтобы не мешать и не обращать на себя внимания посетителей, она быстро собрала части бывшего стакана, вытерла пол и ушла. Позже, вернувшись к столику Эванса, каракойш спросила:
- Что-то ещё?
Ид, погружённый в собственные мечты и планы, разработанные для поиска лошадки ответил:
- Да, пожалуйста. Можно мне завернуть с собой несколько кубиков сахара и много-много разных фруктов? Апельсиблоки, грано и грыню, медойю, мираколи...
Через несколько минут хозяйка "Продуктов питания" принесла все желаемые фрукты. Эванс расплатился и ушёл на поиски той кобылки, прокатиться на которой так давно мечтал.
Куда бы мог Эванс отправиться сейчас? Купить литературу для изучения повадок этой волшебной лошадки? Он, по собственному же мнению, прочитал достаточно. Прежде чем отправиться прямиком в лес, он лишь зашёл в "Блестящие штучки" и приобрёл в магазине несколько пар золотых украшений на уши. Блистали на свету лучей не хуже тех звёздочек, что находились в волшебном снадобье. Вот и до Люминэрского леса осталось меньше десятка шагов, вот он.
"Вперёд, навстречу к мечте!" - пронеслось в мыслях у ид.

Ultramarine
Автор - Adegeill
[И – представьте себе! – не успел он додумать этих слов, как заметил лошадку!

Не ее саму, конечно, но чудный, сказочный, заманчивый блеск ее золотой гривы. Желанная цель, казалось, была за ближайшим кустом… Мелькнула – и спряталась.
Эванс осторожно достал из рюкзака заранее припасенные лакомства и разложил их на земле. Потом отошел на десять шагов и, выудив из кармана миниатюрную флейту, заиграл причудливую мелодию. Этот способ приманивания золотой лошадки он вычитал в одной древней и умной книге.
Но лошадка не показалась. Наоборот, в следующий раз ее золотая грива мелькнула где-то вдалеке, между деревьями…
Эванс махнул рукой на все премудрости и, поспешно собрав в пакет фрукты и сахар, побежал прямо в гущу леса – вслед за своей мечтой. Лошадка мелькала то ближе, то дальше, а он все бежал и бежал, пока на одной из полянок чудное видение вдруг не рассыпалось на множество эфирных бабочек.
Эванс оказался один-одинешенек в самом сердце Люминэрского леса.
Наш герой пытался найти обратный путь, но ничего не получилось. Окружавшая полянку чащоба ужасала своей незнакомостью, а следы надежно спрятал снег. Ид попробовал идти наугад, но забрел в еще более густые дебри. Пришлось возвращаться.
Вечерело. Несмотря на теплую одежду, Эвансу постепенно становилось все холоднее. Кроме того, он очень устал от быстрого бега, а потому вынужден был все время делать небольшие передышки – долго отдыхать не давал мороз. Потом Эвансу захотелось есть. Он прекрасно помнил про пакетик с едой, лежавший в рюкзаке, но ведь это было угощение для златогривой лошадки! Желудок Эванса протестовал и прямо-таки переворачивался, но ид держался. Долго держался.
И вот наступил момент, когда он уже не мог думать ни о чем, кроме еды. Пришлось сдаться.
Эванс отряхнул от снега небольшой пенек, положил на него рюкзак, пританцовывая от холода, достал заветный пакет с едой, развернул и… замер от разочарования и досады.
В пакете крепким сном спал пухлощекий хома.

JuliaWildflower
Автор - Serebra
- Ну что же за день сегодня такой! - в отчаянии протянул ид. - Вот, что такое "не везёт", и как с ним бороться?

- А со мной бороться не нужно, я маленький и безобидный, - неожиданно ответил хома, продрав глаза со сна.
- И что же мне с тобой делать?
- Накормить? У тебя есть, что можно съесть?
- Нет, - вздохнул Эванс.
- Тогда давай найдём еду, - предложил прожорливый друг.
- Что искать-то? Здесь нет ничего, - оглядев окружающие его сугробы и изредка торчащие из-под них растения.
Хома прищурился:
- Это тебе так кажется. На самом деле наш лес и в морозы богат сладкими сюрпризами, - тут он указал лапкой на ничем не примечательный сугроб. - Вон там, например, спряталась снежная ягода, видишь?
И действительно, если присмотреться, то как раз там, куда указал хома, была полянка, усыпанная снежной ягодой. Ещё через некоторое время новоиспечённые друзья открыли не одну вкусную тайну Эфирного леса: нашли они и немного видоизменённую форму ледофрукта, и слегка подмёрзшую грустянику, и мятную глазурь кекса, подаренного Аннуэллой...
Вот тут ягода, вон здесь - другая, а там, поодаль - ледофрукты. Многократно нагибаясь и выпрямляясь наш герой даже немного согрелся, настроение у него немного поднялось.
Но, нагнувшись в очередной раз, Эванс заметил, как вечерний снег отражает переливы чьей-то золотой гривы. Это определённо она, его заветная мечта! Какие могут быть мысли о еде или отдыхе, когда в нескольких шагах от чара проскакивает такая и желанная лошадка? Позаботившись о желудке хомы и накормив его, он присел на пенёк и, стараясь не шевелиться, наблюдал за сказкой.
Она же, златогривая кобылка, скакала то туда, то обратно, то в одну сторону, то возвращалась.
"Не спугнуть бы теперь, - думал ид, - она просто обворожительна!"
Осталось сделать всего ничего - подойти к ней, не спугнув и, дав понять, что ты - не враг её, залезть да прокатиться на ней...

Ultramarine

- Ты хочешь прокатиться на кобылке? - спросила проницательная нямочка.
- Угу, а что?
Хома по-взрослому покачал головой:
- Не получится. Этой кобылки не существует.
- Но как же? Я ведь видел. И ты видел, она вон... - не успел Эванс закончить, как друг-обжора его перебил:
- Это всё эфирные бабочки, проказницы! - с долей обиды в голосе сказал хома. - Они только и делают, что дразнят наивных чаров и заманивают их в глубь леса! - в его голосе были заметны нотки грусти и печали, он чувствовал, что разочаровал чара и разрушил чью-то мечту, но не скажи он Эвансу сейчас об этом - ид разочаровался бы не меньше.
- Они - совершенно волшебные существа! Эти эфирные красавицы сливаются в одно целое, образуя фигуру прекрасной кобылки, которая якобы игриво скачет то туда, то сюда. Иллюзия у них... - продолжила рассказ нямочка.
- Эх, - вздохнул чар. Его мечта уже никогда не сбудется.
- Но счастье же дарит не какая-то лошадь. Оно есть в жизни и без неё, его нужно только заметить, - справедливо заметил хома.
- Ну-у, да. У меня есть в жизни счастье... А где ты живёшь? - задал неожиданный вопрос Эванс.
- Нигде. Пока ты завтракал в "Продуктах питания", я забрался к тебе в сумку, а до этого я жил на свалке... - потупила взгляд нямочка.
- А знаешь, что? Давай-ка выбираться отсюда, домой пора.
- Но ведь уже темно, мы не сможем выбраться из леса ночью.
Тут ид залез в свой рюкзак и достал оттуда пустую банку от каркамонового джема.
- Надеюсь, эти твои бабочки любят сладкое.
- Эти обжоры что хочешь съедят! Уж что-что, а поесть они любят не меньше меня.
- Отлично, - тут Эванс, открыв банку, бросился на лошадь. Бабочки разлетелись в сию минуту, но несколько угодили в банку и засверкали ярким эфирным светом, будто бы мотыльки. Имея такой фонарик, друзья быстро выбрались из леса и без приключений добрались до дома.
- А у тебя есть что поесть?
"Всё-таки счастье можно приобрести, не прокатившись на златогривой кобылке", - думал ид, кормя хому.

Ultramarine