2020. Сказка 315 (06.09 - 12.09) "Гравитационные ранцы как они есть"

Материал из Знания Мирачар
Перейти к: навигация, поиск

Гравитационные ранцы как они есть

Гравитационные ранцы как они есть Автор
Автор - Jager
Осень в этом году почти с первосентябрьских линеек наградила всех школьников и студентами дождями: не то погода тоже плакала по ушедшему лету, не то помогала огородникам доращивать своих детищ на грядках... Все чары с первыми каплями ринулись кто куда: кто-то под козырьки близстоящих магазинчиков, кто-то домой к себе или другу, а некоторые торопились домой. И только один реактивный ранец, опустив свои глазки-застёжки, сидел и хандрил на скамейке. Все пробегали мимо него и никто не хотел его поймать: кому-то некогда, кто-то "вырос из этого детского увлечения", а другие и подавно были убеждены, что всё, что нужно у них есть.

Ничто так не удручает гравитационного друга первоклашки, как ощущение ненужности - ведь всем известно, как любят ранцы убегать от детворы и в конце всё-таки давать себя поймать! Кто-то ловит на арбалет со стрелами-липучками, кто-то сачком, а некоторые - вот выдумщики! - приспособились приманивать летучих друзей свистелками да песнями про первое сентября! По правде говоря, слышать такие песни и звонкий смех учеников - истинное удовольствие! Вот только где оно теперь?

Ранец бы так сидел в своих собственных угрюмых мыслях, если бы не задорный голос сзади:
- Эй, ты же так промокнешь и заболеешь! И не пойдёшь в школу завтра!
Ultramarine


- Ранцы не болеют, - буркнул наш герой. - Даже волшебные. И в школу я пойти не могу, меня могут только взять. Вот быть бы мне живым чаром!
Он тяжко вздохнул. В ответ раздался тихий смешок.
- В жизни всякое может случиться!
- Но только не такое чудо.
- А оно уже. Посмотри на свои лапки!
"Нет у меня никаких лапок", - подумал ранец, но невольно опустил взгляд... И так и подпрыгнул от изумления! Лапки у него и правда были. Маленькие очаровательные лапки очаровательного мурмява.
- Но как же... - бывший ранец обернулся и с удивлением поглядел на загадочного собеседника. Это оказалось крохотная и очень старая бабулька - но с голосом ясным и задорным, как у школьницы. И хотя лицо у нее было сморщенным, как печеное яблочко, глаза сияли не хуже детских.
- Я волшебница, - сказала она весело. - И сделала тебя чаром на целую учебную неделю! Если сумеешь объяснить одноклассникам, в чем прелесть гравитационных ранцев, и возродишь интерес к ним - останешься мурмявом навсегда.
- Но... у меня нет никаких одноклассников. Я ведь не поступал в школу в этом году. Да и жить мне негде, - новоявленный мурмяв опустил ушки. - Как же я справлюсь? Кто меня пустит в класс?
Бабулька рассмеялась.
- Не беда. В школу я тебя пристрою, учительницей литературы там работаю, а ты всего пару дней пропустил. Жить у меня станешь вместо внука - я тебя в чара превратила, значит, мне о тебе и заботиться. Пойдем домой, я тебе супа и чаю горячего с пирожками дам, а потом спать уложу да сказку расскажу.
- Спасибо, спасибо! - в восторге закричал бывший ранец. - Может, вы даже дадите мне... самое настоящее имя?
- Так и быть, - улыбнулась бабулька. - Как тебе правится имя Грави?

Kassia

- Да, да! - восторженно ответил он. Подумать только: теперь он настоящий мурмяв, такой же чар, как все остальные! Никакие дожди, ни что на свете не сможет испортить ему столь счастливый день. Грави вскочил с лавочки и чуть не упал: ходить на внезапно обретенных лапках нужно еще научится.
- Тихо, милый, тихо. - бабулька улыбнулась. - Не спеши, осторожнее переступай с лапки на лапку.
- Стараюсь... - Грави быстро приспособился, но все еще забавно заваливался то в одну, то в другую сторону. Он взял у бабульки зонтик, чтобы ей было удобнее, отправляясь вместе с ней к дому.
Она жила в небольшом, приземистом домике, очень уютным и милым на вид. Внутри все было таким же: эстетичным, аккуратно прибранным.
- Это твоя комната. Отдохни пока. - сказав это, бабулька оставила чара одного. Комната. Его собственная комната. Грави не мог перестать улыбаться, а глаза светились от счастья. Он медленно прошелся по помещению, опускаясь на мягкую кровать, ложась на нее, раскинув лапы в стороны. Теперь у него будет неделя, чтобы навсегда остаться мурмявом, и начал совершенно новую жизнь. Успеет ли он?

lizard35

Стоило Грави задуматься об этом, как его новообретенное сердце начинало сильно биться. Но долго лежать и думать у него не выходило - слишком много интересного было вокруг, слишком непоседливый характер и у ранцев, и у мурмявов!
Вскочив с постели, Грави закружил по комнате, рассматривая и ощупывая каждый из немудреных предметов обстановки. Вот мягкий диван под огромной картой Люминэра со всеми его извилистыми улицами, закоулками и зеленой полосой леса вверху и справа. Вот мягкие подушечки в виде осенних листьев - каждую так и хочется прижать к себе! Вот удобный стол у окна – приглушенный свет дождливого дня проникает сквозь усыпанное каплями стекло, мягко ложась на аккуратные стопки тетрадок, яркие учебники - и россыпь цветных карандашей!
Не удержавшись, Грави схватил один из них - ярко-желтый - и, взяв белый лист бумаги, начал рисовать. Выходило не очень, но сам процесс мурмяву очень нравился, а это, как ни крути, главное.
Увидев кривенькое солнышко, которое у него вышло в итоге, Грави не огорчился, а рассмеялся. А потом подумал, что для начала, наверное, было бы лучше откуда-то срисовать картинку, чтобы лапка немного привыкла к самой возможности рисования. Подойдя к книжному шкафу, он начал выбирать книжку – почему-то уверенный, что в каждой из них полно красивых картинок. И главное – все их можно будет прочитать! Ведь ранцы, хоть и носят в себе учебники, не способны ознакомиться с их содержанием, а ему единственному так повезло.
Но с какой книги начать? И где картинки самые лучшие? Грави не думал долго: его внимание привлек золотой блик на верхней полке. Встав на цыпочки, мурмяв снял книгу с полки и ахнул. Что это было за чудо! Корешок ее был выполнен в виде гордо изогнутой головы золотого грифона в короне, обложка была его крыльями, что бережно заключали в себе страницы из лимонно-желтой бумаги, пахнущие цитрусом и медом. Они были исписаны причудливыми старинными буквами цвета темного шоколада. Жаль только, Грави не знал ни одной. Подумав об этом, он тут же забыл, что хотел найти картинку. Новое желание – узнать, о чем рассказывает книга – наполнило все его существо.
С кухни легонько повеяло ароматом грибов, пряных трав и коричных булочек. Будто сам дом подсказывал мурмяву, кто ему поможет.
– Бабушка! Бабушка! – закричал Грави, вбегая в кухню. – Научи меня…

Kassia

Старушка засмеялась и потрепала Грави по голове.
- Мне нравится, что ты так хочешь учиться. Но сегодня у тебя был непростой день, ты уверен, что сможешь осилить еще и первый урок?
Грави уверенно кивнул.
- Может, сначала перекусишь?
Мурмявчик прислушался к себе. Есть пока не очень хотелось - может, в ранце, которым он был утром, лежали чипсы или бутерброд. Поэтому, сглотнув слюну, он уверенно отодвинул блюдо с пампушками и протянул бабульке книгу с золотым грифоном.
И - кто знает! - может, из-за природных способностей Грави, может, из-за какого-то нового маленького волшебства, учеба пошла на ура. К концу вечера наш герой уже читал по складам целые предложения. А голоден он был не как мурмяв, а как самый настоящий тигр. Но даже ужиная, не выпускал из рук книги. На первый раз бабулька разрешила ему такое поведение, только предупредила, чтобы Грави не посадил пятно и не рассыпал крошки на красивые лимонно-желтые страницы.
Отведав ароматного грибного супа и булочек с чаем, мурмявчик начал клевать носом. Буквы запрыгали у него перед глазами. Взяв волю в кулак, Грави пошел к себе в комнату и собрал ранец на завтра - не гравитационный, а обычный, ярко-зеленый, с красивыми блестящими застежками. Быстро раздевшись, он залез под одеяло и тут же заснул.
Когда утренний свет пощекотал ему нос озорным солнечным зайчиком, Грави тут же вскочил. Ему столько предстояло успеть! Надев новую форму и проглотив яичницу с беконом - заботливая бабулька все учла - мурмяв взял ранец и вместе со своей воспитательницей пошел в школу.
Едва ступив за порог, он почувствовал себя в своей стихии. Ему нравилось все - топот ног, смех и гул разговоров; запах мела, новеньких книг и привядших с первого листокраса хризантем... Даже звонок на урок прозвучал ему веселой музыкой! Грави лишь самую малость стеснялся, когда его представляли классу, и тут же расположил к себе ребят: то ли прямым дружелюбным взглядом, то ли веселой улыбкой. Зная, что он новенький, учителя щадили его, но давали попробовать свои силы. Было видно, что Грави знает еще очень мало, да он и не скрывал этого, но он выполнял все задания с таким усердием, что заражал своим азартом весь класс.
Но вот пришло время идти домой. Тут-то Грави и приуныл. На переменках он болтал с одноклассниками на тысячу тем - о новых пеналах и любимых играх, о волшебных шахматах о Йе-Гэ и любительских фотографиях, о вишневой жвачке и осенних кузнечиках, но о ранцах поговорить так и не решился. Просто не знал, с чего начать.
- Эй, Грави! Можно тебя попросить?
- А? Что?
Перед ним стояла самая симпатичная из одноклассниц: муромявочка Тиша.
- Ты задумался о чем-то печальном? - спросила она, сочувственно глядя на него огромными васильковыми глазами.
- Нет, все нормально! Что ты хотела попросить?
Тиша застеснялась.
- У меня рядом с домом Пушок ничейный живет, такой дикий! Всегда рычит, когда я мимо прохожу. Я его боюсь. А вместе с мальчиком не так страшно. Ты извини, может, ты тоже Пушков боишься...
- Ничего я не боюсь! - воскликнул Грави. - Давай твой ранец, и пошли.
- Ой, спасибо! Но тебе тяжело будет. Может, не надо?
- Надо. Мальчики ведь часто красивым девочкам ранцы носят.
Тиша покраснела и промолчала. Но ранец отдала. Некоторое время они молча шли по оранжево-золотым улицам, полными кроткого осеннего света и янтарных листьев, шуршащих над головой и под ногами. Вдруг Тиша захихикала.
- Что такое? - удивился Грави.
- Ты как-то чересчур бережно несешь мой ранец. Другие мальчишки их бросают и лупят друг друга по спине, а ты лишний раз боишься им веточку задеть. Как будто он живой.
Она снова рассмеялась, теперь уже от всей души. А Грави наоборот - смутился. Он понял, что наклюнулась хорошая возможность наконец поговорить о ранцах. И, сглотнув слюну, произнес:

Kassia

— А если они и правда живые? Бабушка говорит, они нам слышат и очень обижаются, если их не воспринимают всерьёз, а ещё...
— И ты веришь в эти сказок для малышей? Ещё скажи, что пасхальный кролик существует, — пуще прежнего залилась смехом малышка, перебившая Грави.
Мурмяву стало очень обидно: он прекрасно помнил, каково ему было и теперь еще и понимал, почему его в обличии ранца и его товарищей не воспринимали всерьёз: малыши просто утратили веру в чудо, утратили до такой степени, что не видят чудеса там, где они действительно случаются! Было горько и обидно настолько, что до перевоплощения в печального мурмява не хватило капельки грусти и смирения с судьбой. Грави, надо заметить, несмотря на юный возраст был уверен: он сможет переубедить свою одноклассницу и, быть может, даже весь класс, а там и до школы дело дойдёт... Но без помощи бабули никак!

— А где ты живешь? — спросил чар, бывший гравитационные ранцем. Кажется, сменить тему стало лучшим решением.
— Тут недалеко, пойдем! Ты, новенький, с приветом, но такой забавный, — вновь захихикала улыбчивая мурмява, — пойдём!
И на этой ноте новоиспеченные знакомые зашагали по мостовой — домой к Тише. Путь был хоть и не близок, но очень интересен. Когда настал неплохой момент завести разговор о ловле ранцев, Грави узнал, что ранцы когда-то были очень популярны, но со временем стали устаревать и превратились в "развлечения времён дедушки". И может быть, их ловили с куда большим интересом, придумай ранцы новые траектории полета или смени расцветку на окрас под местность: с нынешним обилием техники ид да навороченными сачками-то и охотиться до того просто, что скучно! Хотя, мурмявка с большим воодушевлением и восторгом описывала то, как её радовали ранцы, их содержимое и главное — её воспоминания о первом ранце.

Во время этого разговора Грави понял две вещи. Первая — это то, что если он начнёт на полном серьезе повествование о своей судьбе и жизни в шкуре (или, вернее сказать, ткани) ранца, его большой секрет может раскрыться, а, как известно, ни одно колдовство невозможно без большого секрета! Что если он незамедлительно превратится в ранец как в той сказке прекрасная карета — в тыкву?! Вторая мысль, которая посетила светлую голову первоклашки была о том, как сделать ловлю ранцев интереснее. Попрощавшись у дома с Тишей, он поспешил к себе домой, и даже не для того, чтобы скорее сделать уроки, а для того, чтобы попросить бабушку о необычном одолжении.

— Бабушка! Бабуля! — кричал первоклашка на весь дом, едва вбежав и закрыв за собой дверь. Давясь воздухом, запыхавшийся, он продолжил: — А можешь сделать так, чтобы ранцы стали разноцветными?
— Конечно, могу, — весело засмеялась бабуся. — А зачем?
— А не могу пока сказать, — влив в себя стакан воды, ответил мурмяв, — А можешь меня сделать ранцем, пожалуйста?..
— Уже учиться надоело? — задорно спросила бабушка.
— Это для дела, ведь если ранцы будет интересно ловить, я останусь мурмявом...
— Смелый какой... — хитро щурила глазки бабулька. Один щелчок пальцами — и Грави вновь обрел "ранцевое" обличие.
"Что ж, теперь настало время научить моих собратьев летать разными траекториями" - промелькнуло в мыслях Грави, и напрягая все свои двигатели, он "ужужжал" в окно. Это уже был не тот унылый ранец с бесцельной жизнью, а жизнерадостный и заряжающий позитивом первого учебного дня юркий друг любого чара...

Ultramarine