2020. Сказка 321 (18.10 - 24.10) "Семейка Арридесов"

Материал из Знания Мирачар
Перейти к: навигация, поиск

Семейка Арридесов

Семейка Арридесов Автор

Ах, осень... Уже в ухтыбре повсюду летают желтые листья, кружа в осеннем танце. И близится один из любимейших праздников чаров: Хэллоуин! О, этот праздник, от которого и шерсть, и чешуя встаёт дыбом, а всё тело продрогает до костей, к нему готовятся все, кому не лень. Вот и в особняке семейства Арридесов полным ходом идёт уборка, от сада до крыши. И хоть Арридесы запросто могли нанять себе чистотёров и чистоделов, однако мирчаровским аристократам не сложно и не стыдно было убираться самим, стыднее жить в грязи. Даже самым брезгливым членам семьи, вроде мадмуазель Соланж и графу Бертраму, пришлось взять в руки грабли и секатор, а всем остальным – швабры и тряпки. Но, несомненно, самая увлекательная работа досталось мультмурмявам Акико и Акихито: они под чутким руководством ида Ойры мастерили различные подделки и украшения к Хэллоуину. Гирлянды из бумажных летучих мышей, тыквы-светильники из папье-маше, призраки из салфеток и паутина из ваты готовы были украсить особняк Арридесов после уборки.

Тем временем в огромной семейной библиотеке, тасу Фрида, стоя перед книжными шкафами с тряпкой в лапе, перебирала полки с книгами и попутно решала от каких книг нужно избавиться. Для Фриды это дело было морально сложным — ведь каждая книга хранила в себе хорошие (и не очень) воспоминания, но она всегда себе твердила: «Умей отпускать своё прошлое!» и после этого с легкостью на душе клала книгу в коробку, которая потом отправится на склад в личный магазин. И всё же, это занимало много времени, в одиночку Фрида бы не за что не сумела убраться во всей библиотеке, поэтому пол протирала её сестра Гвен, а самые верхние полки достались Кэтлин. Для Кэтлин уборка в библиотеке была даже в радость, и она бережно смахивала пыль с любимых книг перьевым пипидастром.
- Эх… — вздохнула Фрида, глядя на очередную книгу, — Порой мне хочется написать какой-нибудь роман про нашу семью. Что-то в стиле готике, быть может…
- О, прям как тот сатирический газетный комикс конца 30-х годов? — усмехнулась Гвен, — Я же знаю — ты любишь ретро, Фрида.
Фрида посмеялась в ответ, но вдруг в библиотеку грозно вошёл Эрик держа уличную метлу в правой лапе. Он что-то злобно ворчал про себя и левой лапой протянул Фриде какой-то конверт.
- Что это? — спросила Фрида.
- Какой-то незнакомый тип с нашей фамилией прислал это. Должно быть самозванец-попрошайка, который хочет нажиться на нашем гордом имени! Но… конверт адресован тебе, так что… Решай сама.
Фрида аккуратно взяла конверт в свои лапки и хорошенько осмотрела его. И действительно, в строке получителя числилась именно Фрида Арридес, ну а в строке отправителя красовалось лишь имя «Саша Арридес» и отпечаток лапы тасу. Обратный адрес на конверте не указан. Прощупав конверт и убедившись, что кроме письма внутри ничего подозрительного нет, Фрида с опаской вскрыла его...

Sony_Vidilina


Однако, все опасения были напрасны, внутри была простой листок. Девушка с интересом крутила его в руках, не понимая, зачем нужно было отправлять под их фамилией чистый белый лист. Совсем странно. Может это какая-то загадка, кто знает.
- Что там? - из-за плеча поинтересовалась Гвен.
- Да не знаю, - Фрида обернулась, протягивая младшей сестренке листок. - Может это шутка такая?
- Подписываться нашей фамилией и присылать нам чистые листы? - тасу недоверчиво приподняла бровь.
- Ну может кто подумал, что на не хватает на поделки! - девушка хихикнула, прикрывая рот тыльной стороной ладошки.
- Да нет же, я уверена, что это какая-то загадка. Видимо, чтобы старшие не прознали.
- Старшие? Имеешь ввиду родителей?
- Да всех старших, сама же поняла, - Гвен надула щечки, забирая листок в руки и начиная пристально его рассматривать.
- А знаешь, по своей работе детектива я сталкивалась с подобным, - девушка задумчиво взяла себя за подбородок, устремляя взгляд куда-то в сторону, словно пыталась абстрагироваться от всего. - Возможно были использованы невидимые чернила.
- Невидимые?
- Да, есть много способов их сделать и проявить. Неси утюг, будем пробовать! - Фрида загорелась азартом раскрыть новую тайну.

Lyusinda

Скоро сестры уже читали на нагретом листе следующий текст:
"Милая моя Фридочка!"

- Какая фамильярность, - не удержалась тасу. Но, откашлявшись, продолжала:

"Уверена, ты помнишь достопочтенную тетю своей обожаемой четвероюродной бабушки. Когда ты была еще совсем крошкой, я приезжала к вам на Хэллоуин. О, эти жуткие и чудесные вечера под сенью старых апельсиблонь! О, эти чаепития в свете тыкв, под замогильный вой нетопырок на заднем дворе! А помнишь, ты оторваться не могла от моих желейных червячков? Уверена, что да!"

- Ну, и к чему это сахарное вступление? - нетерпеливо спросила Гвен.
- Сейчас... кажется, я подобралась к сути. Эрик был прав - попрошайка!

"В благодарность за этот кулинарный опыт прошу тебя о маленькой услуге. Не сомневаюсь, у тебя есть связи в редакции "Люминер Трибюн". Но я страшно стеснительная старая дама... Не могу вот так к ним явиться и принести излияния своей музы... Я даже написала письмо лимонным соком, чтобы никто посторонний не прочел. Мещанам недоступны завихрения высокого искусства. А ты, как умная девочка, догадаешься его проявить и наверняка оценишь стиль! Только взгляни на эти трогательные строки:

О октопай мой, октопай!
Водноглубокая принцесса,
В глубинах мрачнистых Гургеса
Прошу, так поздно не гуляй!

Эфира сладкостные звуки
Туманят мОзги звоном сфер
И в светлояркий Люминэр
Мы полетим, взявшИсь за руки!"

- О нет, прекрати это читать! - внезапно взмолилась Кэтлин, подтянувшаяся на звуки стихов, как пчела к майскому цвету. - Искалеченные ударения, жуткие неологизмы, и смысла никакого!
- Действительно, просто бред, - поддержала ее Гвен. - Может, это не очень почтительно, но чувствуется, что мозг старой леди действительно затуманен.
- Зато рисует она здорово. Смотрите, какой чудный орнамент!
- Стоп. Дай-ка мне... А эта дама не так проста. Узор напоминает зашифрованные послания Древних, что мы иногда находим на раскопках.
- Как удачно, что мы в библиотеке! На какой полке твои словари, Гвен?

Следующие полчаса все трое копались в книгах, но расшифровать причудливую вязь символов, больше похожую на декоративный узор, не удалось.

- Что же делать? - спросила Гвен. - Неужели мы не разгадаем эту загадку?
- Терпение, - сказала Фрида и начала исследовать конверт, в котором пришло письмо. От нагревания текст не проявился, зато в луче ультрафиолетового фонарика засияли такие слова:

"Ищите в старом псевдоисторическом романе мадемуазель Мурципан "Сплети мне кипу на прощанье", с.327"

- Есть! - воскликнула Фрида. - Хорошо, что я не успела выбросить эту книгу.

Источенные книжным червем страницы действительно таили ключ к разгадке. Вот о чем говорило настоящее послание:

"Дорогие Арридесы! На самом деле я не связан с вами узами родства, тетушку бабушки выдумал, а славное имя вашего рода использовал для привлечения внимания. Простите эту дерзость, но было необходимо, чтобы письмо прочли как можно скорее. Вы сейчас читаете этот текст, значит, я добился успеха.

Хочу сообщить, что ваш клан в опасности. Будучи детективом, Фрида однажды перешла дорожку не просто преступнику, но колдуну. Близится Хэллоуин, его силы растут. И у меня есть верные сведения, что с помощью своего мрачного искусства негодяй собирается превратить всех членов семьи в...

Kassia

- Что?! - ахнула Кэтлин. - В монстров?! То есть во сне наши шеи будут вытягиваться и ползать по дому? Или у нас отрастет длиннющий язык и мы станем питаться грязью из плохо убранных ванных комнат?
- Фи! Есть грязь, какая гадость! - с отвращением сказала Гвен. - Как тебе только такие вещи в голову приходят?
- Это из ее любимой иномирной мифологии, - вмешалась Фрида. - Из японской. Но погодите, давайте дочитаем.

Увы, ничего важного незнакомец больше сообщить не смог.

«Не могу продолжать, – гласило послание. – На медойю за окном опустился вранас. Глаза его сверкают алыми углями, он пристально наблюдает за мной. Теперь я не могу упомянуть имя колдуна, даже пользуясь древними символами - он тут же разгадает, что я задумал предупредить вас. В любом случае, когда письмо дойдет по адресу, меня уже... неважно. Прощайте, Арридесы! Воспользуйтесь моим предупреждением! Ищите своего недруга в картотеке Фриды и помните - если не примете меры, он превратит вас в чудовищ!"

– Какой ужас! – Кэтлин обеими лапками схватилась за голову. – Точно, мы станем одноглазыми одноногими ожившими зонтиками!

Гвен нервно хихикнула, а Фрида уверенно сказала:

- Ничего подобного. "Предупреждение" - чистая бессмыслица. Магия Гибота давно изучена, и если я правильно помню – так сильно изменить чара против его воли невозможно. Просто кто-то решил пошутить перед самым жутким праздником...
- Но зачем неизвестный так хитро все зашифровал?
- Иначе розыгрыш не получится, - улыбнулась Фрида. - Мы должны быть ему только благодарны за наш маленький познавательный отдых.
- И то правда! – с облегчением рассмеялась Гвен. – Перерыв удался на славу. Но уборка не ждет!
- А мне все-таки не по себе, – робко сказала Кэтлин. – Давайте расскажем о послании Эрику и остальным. Превратиться в монстров – это так ужасно! Особенно в скелет кита или поющий старый сандаль.

Фрида не смогла сдержать улыбки, а Гвен весело отмахнулась.

– За ужином расскажем, – сказала она, энергично выжимая тряпку. – Посмеемся всей семьей и забудем!

В просторной и светлой столовой особняка Арридесов действительно много смеялись над этой историей… А потом одно за другим погасли высокие окна, тишина мягкой поступью прошла по коридорам, укрывая спящих своим уютным одеялом. Тихо мерцали ночники, пахло тыквенным пирогом, и свежеубранный дом с радостью предвкушал, как его будут наряжать к празднику…

Но какое его ждало утро!

Фрида еще качалась на волнах самого сладкого предутреннего сна, когда тишину комнат прорезал крик. Он доносился из комнаты Кэтлин.

«Бедная! – думала тасу, надевая халат. – Испугалась вчера, вот ей и приснился плохой сон.»

Реальность оказалась куда более жуткой. Полупрозрачня Кэтлин парила над собственной кроватью, с ужасом разглядывая свои лапки. Сквозь них свободно просвечивали голые ветви за окном.

– Нет, – прошептала Фрида. – Это не может быть правдой…

Kassia

Она обвела взглядом домашних. Все, кроме Кэтлин, выглядят как обычно... Тут же состоялся краткий семейный совет. Было решено, что недуг Кэтлин – всего лишь одна из форм «Байбая», следствие строгой диеты. За завтраком лапка троллы прошла сквозь сдобную булочку (бедняжка чуть не разрыдалась), но ее дружно утешили и посулили после выздоровления купить целую корзину выпечки. Разговоры за столом велись самые непринужденные. Тем не менее, воздух был пропитан напряжением – чары невольно присматривались друг к другу.

После завтрака Фрида отправилась в сыскное бюро под вывеской «Рыбабочки оптом». Надо проверить картотеку, просто на всякий случай… но, открыв знакомую дверь, тасу попала в черный вихрь. Летучие мыши! Они как будто нарочно собрались со всего Гибота, чтобы устроить погром в ее кабинете!

Сотни ценнейших досье превратились в клочья. Но ведь ящики были заперты, а ключи – только у хозяйки...

Ломая голову, как такое могло случиться, Фрида прибралась и отправилась домой. Там поджидали новые неприятности. У Акико на голове прорезались рожки, а кожа приобрела ярко-красный оттенок, хотя мурмявочка со слезами уверяла, что эссенциями не пользовалась. Хуже было то, что веселая, легкая нравом девушка стала легко впадать в ярость... Все были так огорчены и взволнованы, что о происшествии на работе Фрида решила не рассказывать – чтобы не вызвать еще большую панику.

– Расследование идет своим чередом, – коротко сказала она.

Тасу единственная из всех смогла сохранить полное хладнокровие. Но к вечеру тоже занервничала. Потому что ощутила изменения в себе самой…

Это случилось вскоре после того, как у Ирмы за обедом раздвоился хвост.

– Но я же не мультмур… – со смехом начала художница и тут же, злобно зашипев, выскочила из-за стола. Острые когти зацепились за скатерть, десерт оказался на паркете, все повскакивали с мест. Тяжело дыша, Ирма шипела и не могла остановиться.

– Бакэнэко! Бакэнэко! – завопила Кэтлин, невесомо взмывая к потолку.

В углах столовой зажглись призрачные огненные шары, кильки выпрыгнули из салата и начали плясать на столе... Странности прекратились, как только Эрик и Фрида утихомирили разбушевавшуюся Ирму. Пришлось вколоть ей снотворное и запереть в ее же комнате, предварительно убрав оттуда картины и оставив на страже Гвен.

– Неужели с нами всеми будет… такое? – испуганно спросила младшая сестричка у старшей.

– Нет. Я не допущу этого! – уверенно сказала Фрида.

Но на душе у нее было тяжело. Этот негодяй, как он смеет причинять страдания ее семье? К глазам подступили злые слезы, но тасу, до крови прикусив губу, справилась с собой.

А вот вкус собственной крови ей внезапно понравился. Очень понравился. Настолько, что она больше ни о чем и думать не могла.

«Что со мной творится?»

Отговорившись чем-то, Фрида поскорей отошла от Гвен и отправилась в ванную. Все равно надо бы умыться и привести в себя в порядок после беспорядков в столовой. Из зеркала на нее взглянула знакомая тасу. Значит, она еще не вампир… Но, едва ополоснув лицо, Фрида заметила, что отражение теряет плотность.

Миг – и оно исчезло совсем.

Сердце заколотилось где-то у горла. Но все медленней, медленней… Фрида старалась не думать об этом. Свет ламп стал неприятным, жажда крови – нестерпимой. Лишь огромное усилие воли смогло подавить ее.

Но даже в этот мрачный миг отважная девушка нашла, за какую спасительную ниточку ухватиться! Мысль об этом Хранителе – можно сказать, почти коллеге – пришла внезапно, как озарение. Они еще не встречались лично, но Фрида слышала о нем много хорошего... и необычного.

Радамант прекрасно распутывает дела, связанные с паранормальным. Вместе они точно справятся!

Kassia

- Все ясно, - спокойно проговорил Радамант, внимательно выслушав рассказ Фриды. - На Вашу семью наложили проклятие. Как говорите, перешли дорогу одному колдуну?
Детектив по мистическим делам встал со своего места и направился в сторону книжной полки, где, рассортированные по дате и алфавиту, стояли папки с особыми делами. Вообще, его можно было назвать педантом в плане, уж очень ему нравился порядок в бумагах и делах.
- Встречался я уже как-то с подобным, - начал Радамант, перебирая кончиками пальцев папки с большими буквами, - тоже один колдун проклятие наложил. Кстати, может тот самый, - он мельком кинул взгляд на тасу, что подавляла в себе желание впиться в шею этого мужчины. - Так-с, а вот и она, - детектив взял нужную папку, возвращаясь на свое место. - Только сразу спрошу, может Вы помните, какому колдуну могли перейти дорогу? - он поставил локти на стол и сложил руки в замочек, опираясь на них губами, тем самым довольно сурово поглядывая на Фриду.
- Столько дел было, уже не упомнить всех, - тасу нервно приложила ладонь к шее, чувствуя, как венки пульсировали, а на коже проступил холодный пот. - Если бы я хоть что-то помнила, было бы легче.
- Хорошо. Тогда скажите, Вы помните его? - Радамант раскрыл папку и повернул ее к посетительнице.
На деле была прикреплена фотография одного странного и довольно жуткого мурмява. Седые волосы, шрам на правом глазу, вероятно поэтому сам глаз белый, острые зубы, серая шерсть, пол левого уха откусано. В общем, очень запоминающийся и неприятный тип. Фрида очень внимательно рассматривала этого колдуна, а после ее словно осенило.
- Да, точно, я его помню! - воскликнула она. - Как-то я поймала его на краже очень редких лекарств. У него тогда еще обнаружили множество ценных ягод. Он тогда еще поклялся мне отомстить.
- Ну вот он свое слово сдержал, - спокойно проговорил Радамант, поворачивая папку обратно к себе. - Что же, его имя Гед Венлок. Я давно за ним охочусь, но ему каждый раз удается ускользнуть.
- То есть, это значит, что проклятие нельзя снять? - Фрида опечалено посмотрела в глаза тасу, что буквально недавно казался ей спасителем.
- Я этого не говорил, - он перевернул пару листов, останавливаясь на одном деле. - Я же говорил, что уже сталкивался с подобным. Проклятие можно снять, только нужно эо сделать до наступления Хэллоуина, а иначе силы колдуна достигнут пика, и проклятие уже будет не снять. Для этого нужно всего лишь...

Lyusinda

Отобрать его волшебную палочку.
-Но сначала нужно его найти, верно?- облизнулась Фрида, глядя на шею Радаманта
-Верно. Я знаю, как добраться до его замка, но он всегда успешно скрывал его от меня своими самыми сильными заклинаниями. Однако...- тасу задумался
-Однако, сейчас он потратил слишком много сил, чтобы заколдовать мою семью,- закончила за него Фрида. Радамант посмотрел на нее с уважением:
-Не зря Вас считают самым талантливым детективом со времен самого Ромуальда

Фрида слегка смутилась, но только слегка.
-Благодарю. Значит, мы можем отправиться к этому месту?
-Я отправлюсь к этому месту. Поверьте, я ничуть не принижаю Ваши способности,- Радамант поспешил ответить на красноречивый взгляд Фриды,- но паранормальные явления-это моя специфика.
-Только Вам ни разу не удалось его поймать, в то время как я смогла это сделать,- парировала тасу.
-Но я не уверен, что Вы не откусите мне голову,- нашел Радамант последний аргумент,- я заметил, что на Вас тоже наложено заклятье.
-Именно, поэтому поспешим. Дело серьезное и касается моей семьи. Я не могу сидеть сложа лапки.
Ее напарник не стал спорить и направился к мрачному шкафу, стоявшему в дальнем углу комнаты, впрочем, успев пояснить опешившей девушке:
-Это способ перемещения. Его редко используют, потому что случались некоторые "побочные эффекты".
Радамант шагнул в открытую дверь. Фрида,помешкав, отправилась следом за ним, справедливо решив, что сейчас не время для расспросов.

Впрочем,она сразу поняла, что это за побочные эффекты. Выйдя из совершенного такого же шкафа, тасу еле стояла на лапах: очень кружилась голова. Ее напарник терпеливо ждал, когда ей станет лучше.
-Мы сейчас находимся в заброшенной библиотеке. Замок Гед Венлока вон на том утесе,- Радамант указал в запыленное окно.
-Скорей бежим туда!

Добравшись до замка, тасу, к удивлению обоих, легко вошли внутрь. Проходя по мрачным коридорам, они не встретили ни одного живого существа: только призраки-туманы иногда проплывали мимо них. Фрида не верила, что здесь действительно кто-то может жить, но уверено шла рядом с Радамантом.

Поднимаясь все выше и выше, к самой высокой башне замка, тасу вдруг услышали жуткий вой. Они переглянулись и, не сговариваясь, побежали на звук. В странной круглой комнате находился их противник. Колдун водил волшебной палочкой над шаром, в котором Фрида с ужасом увидела их особняк. Радамант, ни теряя ни секунды, кинулся на колдуна и прижал его к полу. Палочка выпала, но это только подстегнуло Гед Венлока, и он с удивительной резвостью смог перевернуть Радаманта, начав его душить. Радамант только и успел оттолкнуть палочку ближе к Фриде, которая, не растерявшись, сразу ее схватила. Не зная, что делать дальше, девушка все же понимала, что от ее действий зависит жизнь парня, и переломила палочку пополам. Хватка колдуна тут же ослабла. Радамант откашлялся:
-Как ты догадалась, что нужно ее сломать?- Радамант сам не заметил, что резко перешел на ты.
-Мне показалось это самым верным решением. Но это ведь... не все?
-Почти все,- с этими словами Радамант разбил магический шар,- пора возвращаться
-Мы не заберем его с собой?- удивилась Фрида, указывая на колдуна
-Теперь он не опасен, ведь он лишился всей своей силы
-Заберите...Заберите меня с собой,- захныкал поверженный Гед Венлок
-Все же лучше будет, если мы передадим его в участок,- задумался Радамант
-Давай, но только назад мы отправимся обычным путем, как все нормальные чары,- усмехнулась тасу

Когда Фрида вернулась домой, там все было почти в норме. Почти, потому что Ирма, обидевшись на вынужденную изоляцию, до вечера ни с кем не разговаривала.

А с утра тасу обнаружила под дверью роскошный букет с запиской, но это уже совсем другая история...победишь меня!
- Не сомневайся, когда-нибудь я тебя победю...
- Обязательно! - маленький монстр звонко засмеялся, продолжая просто ползти рядом.

Panterko