2020. Сказка 323 (01.11 - 07.11) "Все профессии важны"

Материал из Знания Мирачар
Перейти к: навигация, поиск

Все профессии важны

Все профессии важны Автор

- Не могу так больше! - Рей с раздражением отбросил метлу. Работа чистотера и так не сахар, а сегодня день не заладился с самого утра. Начать хотя бы с того, что он не услышал будильник и опоздал, получив в свой адрес целый град возмущенных замечаний от Каракойш Модницы.

- И как только Консультант вас отбирает таких?! - возмущалась она. - Более толковые чары уже на своих местах, прибирают внутри магазинчика... Что ж, можешь подмести вокруг здания. После праздника здесь так намусорено! Дело как раз по тебе.

Вручив Рею большую растрепанную метлу, она с царственным видом удалилась. Несколько часов подряд тасу терпеливо убирал дворик - пустые тыквенные корзинки, обертки от сладостей, остатки мишуры и бумажных привидений - Хеллоуин в этом году отпраздновали на славу. До чего веселые и нарядные чары заполнили улицы! Казалось, у него одного в целом свете нет средств на достойный костюм. А тут еще корзинки, как назло, упорно не ловились...

Работа, как всегда, помогла на время отогнать дурные мысли. Когда половина трудов была позади, повеселевший Рей сел на скамеечку под апельсиблонями и решил перекусить - селедочным хвостом, зачерствелой коркой и свежим воздухом. Разворачивая бумагу, в которую была завернута рыба, он снова вздохнул. На бумаге были его стихи: чудесные, как ему казалось, но редактор почему-то считает иначе... Лучше об этом не думать. Может, следующие все же победят на конкурсе?

При этой мысли сердце Рея наполнилось надеждой. Мир вокруг показался ему куда красивей и приветливей, осеннее солнце - ярче, а воздух свежей. Холодно ему и так не было: распарился за работой, а зверский аппетит служил лучшей приправой к немудреной еде. Какой хрустящий сухарик! Как чудесно танцуют на ветру осенние листья! Вот улыбчивая мурмявка-доставляла с сумкой на боку пробежала мимо, вошла в магазинчик и снова выпорхнула легче бабочки. Она спешит - к нему?

- Вы - Рей? Получите сообщение.

Девушка ускользнула, а тасу с бьющимся от волнения сердцем развернул бумагу... и бессильно опустил лапы. Письмо спланировало под ноги, смешиваясь с палой листвой. Конечно же, никакого конкурса он не выиграл. Даже не подобрался по баллам к призовым местам!

Есть от огорчения расхотелось. Что прогонит грусть? Опять работа! Рей бодро взялся за метлу, но вместо оживления только отчетливей ощутил ломоту в спине. Раньше хотя бы светлые мысли заглушали боль, теперь он еле сдерживал слезы усталости и обиды. Неужели он зря старается?! Неужели ему всю жизнь суждено убирать улицы, пока другие превращаются в отважных Хранителей, креативных побегунов, больших боссов и - вторая его несбывшаяся мечта - спектроделов?!

Нет. Он должен что-то изменить прямо сегодня, прямо сейчас! Метла с шуршанием упала на ворох листьев. Вместе с ней он отбрасывает и свое прошлое, всю свою неудачную жизнь! Теперь надо срочно...

Kassia


Не предупредив Модницу Каракойш, тасу оставил работу и ринулся домой. На столе еще с прошлого вечера лежали нетронутая стопка бумаг и чернила с пером. В минуты душевных порывов из-под пера выходили чудесные стихи, наполненные переживаниями о будущем и поиске своего места в жизни. Рей во что бы то ни стало решил написать произведение и отправить его на ближайший конкурс. Иногда его охватывало чувство тревоги: он понимал, что не сможет вынести очередного провала. Однако перо легко скользило по бумаге, выдавая одну строфу за другой.
К вечеру произведение было готово. Перечитав его много раз, тасу убедился в том, что ничего лучше раньше не писал: стихотворение очень точно отражало переживания автора и его приятно было прочитывать вслух, перекатывая во рту твердые звонкие согласные звуки. Рей запечатал стихотворение в конверт, чтобы отнести его на следующий день на почту.
- А по дороге можно еще зайти в книжный рядом с супермаркетом... - он редко брался за ответственную работу, из-за чего упускал много возможностей. Модница Каракойш наверняка долго искала его с метлой в руках после внезапного исчезновения, иногда ему становилось стыдно за незаконченную работу, но потом это все забывалось. Сейчас он планировал купить пару книг и попытаться устроиться на работу в книжный магазин, атмосфера которого всегда приводила его в восторг.
Жизнь обещала стать ярче.

XDsmille

Утро встретило Рея ярким солнечным светом. Мягкий и нежный, смягченный золотом осенней листвы, он показался тасу каким-то волшебным, сказочным. Даже привычная комната как будто заиграла новыми красками! Неплохо бы убрать здесь вечерком, чтоб стало еще красивее... Но только после книжного!

Рей бодро вскочил с постели, сделал зарядку (которую давненько забросил), попутно сочинив коротенький стих, перекусил лежалым плюмом (после приступов вдохновения у него частенько случались приступы голода!) и отправился в книжный. Конверт с письмом легко скользнул в почтовый ящик. На душе было весело: зачем думать о былых неприятностях, когда начинается новая жизнь? И, может, стоит решиться...

Сердце Рея забилось. Он твердо решил после работы зайти к старой школьной подруге, с которой они иногда пили чай и болтали. Раз теперь все по-новому, пора рассказать ей о своих истинных чувствах! Хватит думать, что он для нее слишком плох!

Планы с работой сбылись как нельзя лучше. Мудрому Каракойшу как раз требовался новый помощник, и он с радостью позволил юноше испытать свои силы – а уж когда на обеденном перерыве Рей поведал о своем увлечении книгами, и вовсе растаял! Тасу и сам себе поражался: он работал бодро и ловко, как никогда. Может, оттого, что ему нравилось новое рабочее место: во всем! Вплоть до танцующих в солнечном луче пылинок и особого книжного аромата.

То, что после обеда погода стала портиться, Рея не огорчило. Магазинчик стал даже уютнее, а его хозяин показался добрым старым другом. Стесняясь, тасу рассказал ему о неприятной ситуации с брошенной работой, и вместе они нашли хорошее решение. Как только рабочий день закончился, Рей сбегал к Арсоньетте и купил на свою первую «книжную» два тортика. С одним отправился в Модный Бутик (и скоро вышел оттуда спокойный и сияющий, с новым беретиком на голове), а второй подарил Мудрому Каракойш. Старик растрогался:

– Возьми и ты от меня подарок. Выбирай любую книгу вот с этой полочки. Они не очень дорогие, но новинки сегодня раскупили, а мне хочется сделать тебе приятное! Какую хочешь взять?

Счастливый Рей и сам не знал. Это было так ново для него и радостно! Поэтому он сказал, что выберет наугад: зажмурившись, потянулся к полке и вытянул всем известный томик «Быть первым».

А потом, предвкушая вечернее чтение, отправился по освещенным фонарями улицам на троллевай, и от последней остановки – к маленькому домику под апельсиблонями. Скоро он уже стучал в дверь.

– А, Рей! Привет! Как жизнь? – подруга встретила его веселой улыбкой. – Пойдем чай пить.

Чай был вкусный, крепчайший, с тремя ложечками сахара и баранками. Разговор был милый и задушевный – поделились последними событиями, посетовали, что долго не виделись... А потом Рей, смущаясь, предложил девушке послушать его новые стихи.

С этого и начались неприятности. Подруга вроде бы и согласилась, но как-то неохотно...

Kassia

Рей попытался не придать этому значения. Может, ему просто показалось? Напряженно вздохнув - в уютной кухоньке вдруг стало так мало воздуха! - тасу неловко достал блокнот, куда переписывал все готовые тексты, и начал читать. Он боялся сбиться...

Удача улыбнулась ему. Несмотря на волнение, строчки лились гладко, а каждое слово, произнесенное чуть трепещущим голосом, подходило лирическому герою и было полно искреннего чувства. Закончив, Рей счастливо улыбнулся и поглядел на подругу.

Та вежливо изогнула губы.

- Прекрасно. А теперь давай-ка я тоже покажу тебе стихи.
- Твои? - не веря своему счастью, спросил Рей.
- Нет, что ты! Известного поэта, древнего иллюзавра, который пишет под псевдонимом...

Она назвала громкое, славное имя. Конечно, Рей уже слышал об этом титане поэзии. Соревноваться с ним было просто смешно - тем не менее, он почувствовал острый укол ревности. Как будто мэтр украл у него сердце подруги. "Мои стихи посвящены ей, - невольно подумал тасу. - А эта знаменитость даже не знает о ее существовании. Я рад каждой ее улыбке - но чужой, а не я, высекает ее так просто... Ай, нельзя так думать, это глупо!"

Тем не менее, он прослушал стихи мэтра с довольно кислой миной. А вот лицо подруги прямо-таки светилось. О творениях Рея она сказала лишь одно слово, а чужим расточала бесчисленные комплименты.

"Что я делаю не так?" - думал Рей, вяло поддерживая разговор. - "Наверное, надо просто быть решительней!"

- А еще я собираюсь проиллюстрировать его свежий сборник! - щебетала подруга. - Как думаешь, он согласится посмотреть мои рисунки? Согласится или нет? Ой, взгляни он одним глазком, я была бы так рада! Знаешь, я даже хочу взять новый псевдоним. Это будет сокращенное имя одной из главных героинь его гениальных творений...

- Минутку! - Рей просительно поднял лапу. - Это все прекрасно, но я очень хотел бы сказать тебе кое-что. Верней... прочесть еще один стих. Это признание.

Тасу сунул руку в карман, чтобы найти там листочек, текст с которого еще не был переписан в блокнот. Листочек, на котором было стихотворное признание в любви. Но тут подруга тяжко вздохнула и устало посмотрела на него:

- Рей. У меня тоже есть признание. Знаешь ли... твои стихи... слишком полны розовых соплей. Это меня раздражает.

Тасу опешил. Он и подумать не мог, что его творения, созданные с такой теплотой к его дорогому чару, призванные его радовать, производили на своего тайного адресата обратный эффект. Острая боль от этого открытия вылилась во внезапную вспышку гнева. Он знал, что подруга не переносит скандалов - но не мог не вспылить, полив именитого соперника критикой: так хрупкая Нимфалида по приказу хозяина налетает на громадного Голема. Разумеется, его аргументы вызвали лишь ответную обиду. Уютная кухонька наполнилась криками, потом всхлипами.

Рей не выносил девичьих слез. Дрожащей лапой схватив куртку, он выскочил за дверь, крикнув напоследок:

- А мэтр тоже в свои сборники розовые сопли канистрами льет! Клубничные! С шоколадными козявками!
- Даже это надо уметь, а ты не умеешь! - по пояс высунувшись из окна, кричала в ответ подруга. - Ты... ты просто отвратительная завистливая жоба! Ничтожество бескрылое! На каком уровне он летает, а на каком ты сидишь!

Не в силах слушать дальше, Рей поскорей свернул за угол. Путь домой он проделал, как в тумане. Очнулся, уже сидя за столом. Его так и трясло. Надо почитать и успокоиться... это всегда помогало! Рей схватился за первую попавшуюся книгу, как за спасательный круг.

И уже второй раз за день первой попавшейся книгой опять оказался томик с громким названием " Быть первым"...

Kassia

Рей открыл его на случайной странице, но ничего не понял. Знакомые буквы складывались в знакомые слова, но уловить общий смысл тасу был не в силах. Тогда он перескочил через пару десятков страниц, на совсем другой отрывок - и внезапно увлекся. Текст захватил его, страшное напряжение отступило.

«Но это лекарство следует принимать долго, - подумал тасу. - Хорошо хоть, завтра воскресенье, короткий день. Если я буду читать всю ночь, то не смогу бы быть таким же расторопным, как сегодня, до самого вечера!»

Воспоминание о милом книжном магазине и дружелюбном Мудром Каракойш тоже принесло облегчение.

А книга - его подарок - рассказывала поразительную историю о мурмяве, что пересек время и отправился в прошлое, чтобы помешать вовремя вылупиться на свет своему счастливому сопернику в любви... Правда, как оказалось, это не принесло ему счастья. Другой мурмяв, знаменитый пловец, не решился прыгнуть в ледяную воду, чтобы спасти упавшую туда нямочку - он боялся простудиться и не попасть на чемпионат. И, хотя по итогу спортсмен выиграл, мысль о грустных глазках маленького нуму отравляла ему всю радость победы. Третья история повествовала об аквариусе, которая хотела быть самой популярной девушкой школы и научилась воровать у своих подруг таинственные «баллы красоты» - но в итоге осталась в гордом и скучном одиночестве... Четвертая - до того грустная, что уже смешная - была о чаре, который делал все, чтобы понравится остальным. В конце концов он захотел остановить эту безумную гонку, но не смог вернуться к себе прежнему - потому что в погоне за одобрением так часто менял пол, расу и склонность, что и вовсе забыл, кем родился!Истории лились одна за другой, и Рей прямо оторваться не мог.

Но больше всех ему понравился последний рассказ в сборнике. Даже и не рассказ, а что-то вроде заключительного слова. Незнакомый писатель рассказывал о своем творческои кризисе, из которого ему помог выйти самый счастливый чар на свете! Самое удивительное и милое, что оказался старенький тролл- чистотер. Он не отличался красотой, но улыбался так искренно, что все прохожие расцветали ответной улыбкой. Он ходил в стареньком костюме, но таком удобном и аккуратном, что позавидовал бы и аристократ. А главное, искренне наслаждался своим делом - и, размахивая метлой, пел весело и беззаботно, как трясоус!

Когда писатель, огорченный отсутствием ободрения, спросил его, в чем секрет такой живости - тролл почесал в затылке и сказал, что ему просто нравится то, что он делает. Он смакует каждое мгновение жизни и работы, как кусочек мангоринового желе. И - самое главное - мало задумывается о том, что скажут другие чары. Если труд приносит радость тебе и полезен окружающим, просто делай его - и не оглядывайся на мнение других!

Просто радуйся.

Рей отложил книгу и посмотрел за светлеющее окно. И правда, он совершил ошибку, любой ценой желая нравиться подруге, как поэт. Может, подстраиваясь под ее интересы и вкусы, он отнял часть удовольствия у себя? Стихи должны рождаться привольно, как луговые цветы. И если кто-то не заметит их в травяных волнах, это вовсе не повод вянуть!

«Интересно, кто же писал заключение книги? - с теплой симпатией подумал Рей. - Хоть я его и не знаю, это точно мой друг! Он, будто карта с кладами, намекнул мне, где искать настоящее счастье и успех. А уж найти их я и сам сумею!»

Он взглянул на инициалы в конце заключения и ахнул: автором был тот самый мэтр поэзии, о котором они с подругой так спорили. Но теперь тасу улыбнулся при мысли об этом чаре.

Скоро он уже весело готовил себе кофе, мурлыкая под нос известные строки бывшего соперника, теперь же - незнакомого друга. А за окном уже звучал мерный шелест метлы и беззаботно-звонкая - как у трясоуса! - песенка дворника.

Kassia