2020. Сказка 324 (08.11 - 14.11) "Блестеть не вредно!"

Материал из Знания Мирачар
Перейти к: навигация, поиск

Блестеть не вредно

Блестеть не вредно Автор

Скажи, дорогой читатель, много ли ты необычных профессий знаешь? Несомненно,ты станешь вспоминать спектроделов, гидов в Тенибрис, испытателей новых эссенций, личного массажиста Духа Пламени... Позволь мне повествовать о представителе ещё одной необычной профессии?

Я знаю удивительной красоты аквариусу Бугвин, работающую на необычном предприятии, о котором мало кто знает - она была расчёсывателем моффл при производстве пудры. Работу свою аквариуска любила: это была и скидка наилучшую косметику в мире, и хороший бесплатный антистресс. Суть работы была донельзя проста: гладить моффлу, счёсывать с неё вырабатываемые её телом блёстки на поднос и кормить питомца по персональному расписанию.

Моффлы как существа на Гиботе появились не так давно, примерно с того времени, как первооткрыватели Тенибриса привезли из путешествия несколько таких экземпляров. Позже стало ясно, что никуда они уходить не спешат из-за собственной лени, а потому всяк входящий в Тенибрис не упускал возможности прихватить оттуда необычного питомца - на улочках города их было как неко в Люминере - хоть на зиму соли, да и сами моффлы не сопротивлялись. Эти питомцы обычно проявляли себя как уютные мурчащие комочки радости, которые можно бесконечно гладить под их сладкое посапывание. Такое посапывание, собственно, и слышала каждый день аквариуска. Рабочее место расчёсывателя было необычно - уютное кресло-качалка в комнате с приглушенным светом и небольшой комодик рядом - с расчёской, подносом и едой. Каждый день Бугвин садилась в кресло, брала на лапки пару моффл, и, растекаясь в непроизвольной улыбке, гладила: по головке, по шейке, по спинке скользили её нежные лапки, - и в ответ она слышала тихое урчанье, словно она у бабушки в деревне, и где-то вдалеке трактор вспахивает поле. В другой лапке наготове уже был изящный гребешок, которым аккуратно вычёсывались блёстки.

Конечно, после таких процедур моффлы становились менее блестящими и теряли свою загадочность, но кто виноват, что сейчас вошли в моду элементы блеска? Благодаря созданиям хаоса, модницы получили блёстки всех цветов для создания новых образов, а временами анонимный доброжелатель или, может, рекламный агент этого самого блёсточного завода, подкидывал многим в сумочки и рюкзаки пудру с блёстками моффлы.

Это было самое обычно утро для Бугвин, она, усаживаясь в кресло, откинула свои нежно-сиреневые косы назад. Моффлы уже заждались свою подопечную (вы же не думаете, что они подопечными считают себя?), а Бугвин успела соскучиться по ним, она охотно перенесла пушистые тушки из корзинок к себе на колени, привычно провела по шёрстке лапкой, но тут её ладонь что-то кольнуло. Взгляд аквариуски устремился на шёрстку питомца, и она увидела нечто микроскопическое восьмилапое, что поспешило скрыться в густых зарослях шерстки милого создания хаоса.
- Не позвонить ли нашему ветеринару?.. - прошептала Бугвин, и её лапка потянулась к сумочке.

Ultramarine


Послушав гудки десять минут, аквариуска смирилась - дотошный ид Вагнер, отвечающий за всех пушистых обитателей Башни вечных ценностей и связанных с ней предприятий, явно был занят делами поинтереснее, чем тревожные симптомы своих подопечных. Бугвин бросил трубку на стол и, глянув на развалившуюся на осенних подушках моффлу Фиалку, решительно встала. До приезда Пандапотама, который должен был забрать очередной ящик блёсток для валентиновых подарков, оставалось целых четыре часа - с головой хватит, чтобы провести небольшое расследование.
"Что ж, - подумала она, - однажды я справилась с беспорядком, который учинил Рочч в Лавке чудес, и погромом, который устроил мой жених, пытающийся найти свой любимый галстук-бабочку. Неужели я не справлюсь с проблемой, которую притащили на хвосте моффлы?"
Первым делом Бугвин тщательно осмотрела своих подопечных, перетряхнула все подушки, исследовала все ковры и даже отодвинула резной комод - с тем же успехом всё это время она могла сидеть в кресле, наслаждаясь мятными пончиками. Вагнер не брал трубку, зато был звонок от Пандапотама, радостно сообщившего, что из-за наметившегося свидания со Сказочным завихрением он приедет за блёстками на полтора часа раньше. Впервые в жизни аквариуске захотелось кинуть поднос с гребнями в стену, а приглушённый тёплый свет лампы напомнил застенки Бестиария.
Бугвин попробовала успокоиться. Заварив себе чашку крепчайшего ионизированного кофе, аквариуска уселась на стол и попыталась восстановить цепочку событий. Вот она сажает на подушку Фиалку и подхватывает на руки моффлу Фенли, названную в честь любимого торта сотрудников Башни. Затем она берёт изящный гребень и проводит лапкой по шерсти... Укол! На что это было похоже?
Вдруг глаза Бугвин расширяются - осколки кристаллов! Она начала перечислять в уме всех обладателей кристаллической шерсти - кристаллеон, камералл, фи ру... хаотяк. Огромный паук с брюхом из хаотита, живущий в заколуках Тенибриса. Аквариуска похолодела - неужели его сородичи смогли попасть в Люминэр вместе с милыми неуклюжими моффлами? И чем это может грозить Башне и ничего не подозревающим модницам, радостно носящим пудру в своих сумочках и рюкзачках?

Futaba

Многие чары, обитающие на Гибота, знали или, по крайней мере, догадывались, что такие пауки, как хаотяки, обитают в Тенибрисе — почти всем их разновидностям необходима энергия хаоса. Вариантов того, как поступить, у Бугвин было не так много: она могла бы попробовать сама проникнуть в Тенибрис и разведать, что же замышляют хаотитобрюхие пауки, могла бы попросить помощи у местных Лагартесов или, например, у Йе-Гэ, — уж кто-кто, а первый мозг Гибота точно что-нибудь придумает! — или могла бы принять категорически радикальные меры по устранению проблемы, толком в ней не разобравшись. Ну, нет, последний вариант решения явно не про нашу героиню! Конечно, при других обстоятельствах, она могла бы одну из питомиц-блёсткопроизводительниц сунуть в переноску и забрать домой, и уже вечером найти решение проблемы, но сейчас аквариуска сделать этого не могла, однако... Можно было в обеденный перерыв сбегать до библиотеки. Так Бугвин и поступила — едва стрелки часов сошлись на цифре "12", как аквариуска вышла из здания предприятия и направилась в ближайшую библиотеку. Там же она и поняла: книжек о " Букашках" Гидота на деле не так много, а если точнее, то всего-навсего одна — "Жуковедение". Что ж, выбирать не приходится — Бугвин взяла книжку и, распрощавшись с добрыми тётеньками-библиотекарями, устремилась вновь к своему месту работы. Хоть времени на обед почти не оставалось, Бугвин есть и не хотела — её мучила другая жажда, жажда знаний. Она в нетерпении открыла книгу и совсем скоро стала перелистывать страницы одну за другой, пока не нашла раздел о хаотяках. Книга гласила:
"Хаотяки клешнеусые ведут размеренный и спокойный образ жизни. Это один из немногих видов пауков, что плетут паутину не для охоты на жертв, а ради своей безопасности. Такие пауки рождаются с настоящим кристаллом хаотита в брюхе, и он ценится гораздо больше, чем искусственно выращенные — из-за присутствия в них энергии жизни. Если всему виду хаотяков угрожает опасность вплоть до вымирания, этим созданиям характерна миграция самыми разными способами,в том числе и нестандартными. Они могут жить в шерсти животных, маскироваться в чешуе, жить в бутонах цветов и карманах одежд, притворяясь на ощупь крошками."

Ultramarine

Дочитав до последней строчки, Бугвин мысленно похвалила себя за то, что не стала торопиться и не поспособствовала возможному вымиранию вида. Вот так в жизни и случается: думаешь, что надвигается беда, Гибот нужно спасти во что бы то ни стало, а выходит с точностью до наоборот — нужно спасать от беды то самое, что сперва принял за опасность! Но если не для этих дел, то для чего ещё живут такие чары, как Бугвин?

Книга помогла сильно, стоит признать, но больше информации, которая могла бы пригодиться, в ней не было. Аквариуса закрыла ценный источник знаний, погладила его уже по профессиональной привычке, словно мофлу, и положила к себе в сумочку — вдруг ещё пригодится. До конца рабочего дня Бугвин оставалось ещё порядочно времени, а через час-другой ожидался визит Пандопотама, но в аквариуске взыграло нетерпение настолько, что она приняла решение отлучиться с работы — в конце концов, это во имя процветания её любимой профессии! Бугвин собрала переливающиеся крупицы, упаковала их в коробке и оставила на самом видном месте — на столе. На коробочках сверху лежала записка, аккуратный почерк сообщал: "Дорогой Пандопотам! Мне искренне жаль, что я вынуждена отлучиться с работы — прошу прощения! У меня есть веские подозрения, что один из видов фауны Гибота в серьёзной опасности, и если случится непоправимое, и производства блестящей пудры, боюсь, это также непременно коснётся. Благодарю за понимание.
С уважением,
Бугвин".

Дверца кабинета расчесывателя хлопнула, в дверной скважине скрипнул ключ, и вот уже аквариуска шагала к остановке троллевая, который следует мимо врат Хаоса.

Путь предстоял близкий, но тем не менее, волнующий — мысли о том, что могло произойти и какая угроза вот-вот настигнет род хаотяков, захватывали Бугвин, и хоть она волноваться и паниковать раньше времени не хотела, мурашки время от времени пробегали по спинке. Наконец выйдя из транспорта, она прошла к вратам — девушка сразу узнала дракончиков-стражей, мирно дремлющих по обоим сторон утонченной кованой арки. На этой же арке сбоку висела табличка, красная надпись на которой сообщала: "Внимание! Сезон охоты на живые хаотиты открыт!". Сказать, что Бугвин была шокирована — ничего не сказать...

Ultramarine

Бугвин сунула лапу в карман и вытащила кошелёк - всего четыреста монет! Да и желающих пройти во врата не было. Что ж, придётся пойти на мелкое преступление - улучив момент, аквариуска осторожно проскользнула в ворота мимо спящих драконов. Поёжившись при виде чёрных окон кухни и пустого помоста аукционного дома, она пошла наугад вглубь недостроенного города.
Несмотря на середину дня, кругом царил полумрак. Иногда на небе вспыхивало северное сияние и слышался лай полярных волчков, приносивших его на своих крыльях. Спустя десять минут пути в никуда Бугвин начала корить себя за поспешность - неужели нельзя было спокойно дождаться Пандапотама, рассказать ему о произошедшем, зайти домой, сменить неудобную пышную юбку на внесезонные брюки и главное - взять с собой одного из хаундов, который точно смог бы указать дорогу среди странного, немного искажённого пространства Тенибриса? Мрачные размышления прервала телефонная трель, прозвучавшая в тишине хуже страшнее грома - немного отойдя от испуга, Бугвин вытащила трубку и увидела, что ей звонит Вагнер.
- Ну здравствуй, предатель, - мрачным шёпотом произнесла аквариуска.
- Почему это предатель?! - опешил ид. - У меня была личная жизнь.
- В среду утром?? В среду у тебя может быть только работа! А из-за того, что ты предпочёл ей загадочную личную жизнь, я заблудилась в Тенибрисе.
- А туда-то тебя как занесло?
- В шерсти моффл завелись хаотяки, - ответила аквариуска. - И коли ты был недоступен, я решила выяснить причины их миграции в столь неподходящее место.
- Хмм, - протянул ид, - вообще давно ходят слухи, что на некоторые виды скарабеев открыта негласная охота. Говорят, кто-то брезгливый приплачивает сраёнам, чтобы отвадить жуков от городов, но...
Но Бугвин уже не слышала объяснения ветеринара. Среди переливов неонового зелёного и бархатных оттенков фиолетового она заметила совершенно нетипичные для Тенибриса янтарные блики и почувствовала чудесный запах медоейвых дров.
- Подожди, подожди, Вагнер, - говорит она, - кажется, я что-то нашла...
Аквариуска быстро запихивает телефон в сумочку, не обращая на возмущённый писк ида в трубке, и останавливается в нерешительности. А вдруг там засел Рочч? Бугвин подбадривает себя воспоминаниями о бесконечных часах, проведённых в школе боя, и осторожно выходит к свету.
Представшая перед ней сцена поразила аквариуску, ожидавшую встретиться как минимум с форпостом вооружённых до зубов сраён. В паре метров от неё стояли несколько осёдланных пастухов болотных огней, мирно жующих листья грустяники. Вокруг костра расположились изысканно одетые юноши, весело обсуждающие преимущества проклятой породы хаундов, то и дело сбиваясь на восторги по поводу только что появившихся расцветок джинсовых курток. Рядом с ними грелись у огня пушки и блейны, а один любопытный пламякрыс умудрился открыть один из охотничьих ягдташей, пытаясь найти в нём что-нибудь вкусное. А с другой стороны костра... аквариуска похолодела. В силках лежало несколько крупных хаотяков, а мелкие были закрыты в банку, в которой обычно хранят звёзды. Разговоры стихают, раздаётся цоканье копыт и рычание пушков, но аквариуска не может оторвать взгляд от пауков.
- Бугвин? Что ты тут делаешь? Почему ты не на работе?
Девушка с трудом поднимает взгляд. Перед ней верхом на конелопе сидел аквариус в строгом графском костюме, которого она с ужасом узнала.
- Бертрам? А что ты здесь делаешь?

Futaba

- Отвечаем вопросом на вопрос? - аквариус вопросительно приподнял одну бровь.
- Ох, что ты, - она слегка замялась, потирая ладони. - На самом деле я ищу причину миграции хаотяков.
- Хаотяков? - Бертрам продолжал недоумевающе смотреть на девушку. - Зачем тебе это?
- Эм... Это связанно с моей работой! - неловко ответила она, переводя взгляд на ту самую баночку, где сидели представители искомых пауков.
- И конкретнее.
- А конкретнее то, что они завелись в моих моффлах, - вспылила Бугвин, не выдержав этого высокомерного допроса.
- Шутка такая?
- И вовсе не шутка. Я прочитала, что хаотяки мигрируют из-за опасности или угрозы для их вида. Мне стало любопытно, что могло их напугать так в Тенебрисе, что они отсюда начали сбегать. И представь мое удивление, когда я пришла и увидела здесь тебя, - она нахмурилась, крепко сжимая шлейку своей сумки и сердито смотря на своего жениха.
- Вот оно как, - спокойно ответил Бертрам, слазя с конелопы. - Что же, значит мы здесь по одной причине. Я так же пытаюсь разузнать, что же происходит в Тенебрисе.
- Тогда почему у них пойманные хаотяки? - она указала пальцем в сторону юношей.
- Можно сказать, мы их спасли, однако, Бугвин, тебе стоит отправиться домой. Здесь не место для таких очаровательных барышень, как ты. Кроме того, я не прощу тебя, если с тобой что-нибудь случится.
- Но...
Девушка только хотела возразить жениху, но его серьезный, в то же время заботливый взгляд сказал обо всем, что сейчас происходило у него на душе.
- Ладно, - она тяжело выдохнула, поправляя лямку сумки. - Я пойду домой, но ты мне обязательно все объяснишь, как сам вернешься. Договорились?
- Как я сам во всем разберусь, так и тебе все объясню.
Бертрам заботливо поцеловал мягкие девичьи ладони, а после провел свою невесту до врат, откуда она уже села на траллевай до дома.Все равно у нее на душе было неспокойно. Но теперь хоть ясна причина, почему ее ненаглядный аквариус порой приходил поздно или вовсе не ночевал. Она вовсе не знала, что он занимается подобными делами для блага всего Гибота.
Наутро, вернувшись вновь к своим моффлам, аквариуска тут же решила проверить наличие хаотяк в шерсти. Ей было интересно, они все еще прячутся или нашли новое пристанище для себя.
- Хм, странно, - протянула Бугвин, внимательно расчесывая шерстку своих любимцев и не находя там паучков. - Ушли значит.
- Ушли, говоришь? Значит все хорошо, - раздался знакомый голос в дверях.
- Бертрам? Что ты здесь делаешь? - удивленно проговорила она, отрываясь от привычного занятия и подходя к аквариусу.
- Хм, у меня дежавю?! - он ласково улыбнулся, беря ладони невесты и одаряя нежными поцелуями их тыльную сторону. - Ты всегда меня так будешь встречать?!
- Нет, я просто очень удивилась. Тебя ночью не было...
- Разбирался с делами, прости. Но, раз хаотяки ушли, значит мы справились!
- Так в чем же была причина?
Бугвин не терпелось все узнать, но парень лишь ласково улыбнулся, легонько ударяя ее по носику, а после притягивая для нежных объятий. Все же в этом мире не все можно объяснить или рассказать, а некоторые вещи должны оставаться тайной, ведь жить станет намного скучнее, если она не будет полна загадок.

Ultramarine